Наша цель - Глобальное Корпоративно-Потребительское Лидерство





АДАПТИВНАЯ ФИРМА В МЕНЯЮЩЕМСЯ ОБЩЕСТВЕ.

ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ


Монография


Введение 2

Глава 1. Фирма в современных условиях 8

Сущность фирмы как социально-экономического феномена 19

Механичная адаптация фирмы к ускорению рыночных изменений 40

Органичная адаптация фирмы к ускорению рыночных изменений 47

Глава 2. Динамика и содержание рыночных изменений 63

Основные факторы и тенденции изменений глобального рынка 73

Проблема неопределенности 78

Проблема компетентности 86

Проблема рынка 90

Особенности российской рыночной ситуации 96

Наследие советской социально-экономической системы 96

Текущая социально-экономическая ситуация в России 105

Национальная стратегия России в меняющемся мире 111

Динамика изменений непосредственного окружения фирмы 113

Глава 3. Адаптационная стратегия фирмы 125

Укрепление адаптационного базиса фирмы 129

Развитие инновационной межфирменной кооперации 142

Институциональная активность фирмы 150

Заключение 163








Введение



Важнейшей характеристикой экономической жизни начала XXI столетия является ускорение рыночных изменений, предъявляющее совершенно новые требования ко всем субъектам деловой активности как в России, так и в других странах. Это явление нельзя назвать новым. Оно хорошо известно и специалистам, и обычным гражданам еще со времен промышленной революции, качественно изменившей содержание хозяйственной жизни и положившей начало нарастанию темпов экономического роста. Достаточно сказать, что если до начала XIX века ежегодные темпы роста ВВП большинства стран мира составляли доли процента, то с начала позапрошлого столетия они превысили в среднем сначала один процент, а затем – два и более процентов1. И впечатляющие перемены не заставили себя ждать, эпоха индустриализации изменила жизнь людей, перевела ее в новое качество.

В то же время достаточно умеренное ускорение общественных изменений сохраняло иллюзию стабильности, что помогало людям постепенно адаптироваться к изменениям, оказывавшим воздействие на детали, но не затрагивавшим основы человеческого существования.

С конца прошлого тысячелетия ситуация начала меняться самым серьезным образом. И ключевую роль здесь сыграл интернет, точнее, глобальные телематические системы, ставшие одним из самых выдающихся достижений человечества, значение которого нами осознано далеко не в полной мере. Хотя уже сегодня можно уверенно утверждать: именно появление интернета (именно так для удобства мы будем называть бурно развивающийся глобальный телематический комплекс человечества) привело к существенному росту темпа экономического развития, влекущему за собою серьезные последствия для всех институтов человеческого общества, среди которых – ускорение рыночных изменений.

Эти последствия, приближение которых сегодня можно увидеть невооруженным глазом, остаются пока на периферии внимания экономической науки. Хотя именно они все больше начинают влиять и на результаты хозяйственной деятельности экономических субъектов, и на перспективы их роста, и на их стратегическую конкурентоспособность.

В условиях ускорения рыночных изменений, продуцирующих, с одной стороны, усложнение экономической ситуации, следствием чего является экспоненциальный рост неопределенности и порождаемых ею рисков, а с другой – увеличение «цены ошибки», особое значение приобретает способность фирмы, являющейся основным субъектом рыночной активности. адаптироваться к рыночным переменам. Это и не удивительно, ведь в схеме хозяйственного кругооборота, включающего в себя домохозяйства, фирмы, ресурсы и потребительские блага, именно фирма является наиболее активным звеном, которое и осуществляет всю деятельность по производству необходимых потребителю товаров и услуг. Более того, именно в фирмах сосредоточены основные производительные ресурсы человечества, и от эффективности управления ими в решающей степени зависит, не побоимся этого слова, его, то есть человечества, судьба.

Центральное положение фирмы во всей системе хозяйственного кругооборота предопределяет особую важность исследования ее природы, ее важнейших качеств и свойств, ее перспектив и ограничений, ее, наконец, оптимальных адаптационных стратегий в условиях ускорения рыночных перемен, предъявляющих совершенно новые требования к собственникам, менеджменту и персоналу фирмы. Разумно было бы предположить, что теория фирмы по праву занимает ключевое место во всей экономической науке и является своего рода ядром всего комплекса представлений о хозяйственной жизни человечества и способах ее совершенствования. Однако даже беглый анализ ситуации в экономической науке убедительно демонстрирует, что теория фирмы по сей день остается на периферии интереса экономической науки. Если проанализировать квинтэссенцию экономической науки, учебники по экономике, то зачастую в них не находится даже места для упоминания этой теории. И только в учебниках, посвященных одному из разделов экономической теории, теории микроэкономики, можно найти весьма краткое и сугубо формальное изложение этой важнейшей теории. Хотя, строго говоря, и макроэкономика, и микроэкономика опираются именно на фирму, на ее феномен, на ее поведение, на ее успехи и на ее неудачи.

В современных условиях ускорения рыночных изменений институт фирмы переживает самые серьезные с момента своего появления потрясения. Они связаны, с одной стороны, с очевидным давлением на фирму рыночных перемен, характер ускорения которых предъявляет весьма жесткие требования к качеству адаптационного потенциала фирмы. С другой стороны, на фирму влияет технологический «взрыв», который делает необходимым переход от спорадических и бессистемных инноваций к управлению сменой одновременно всего комплекса технологий, определяющих коммерческую эффективность фирмы, к чему, очевидно, фирма как институт во многом оказалась не готовой. Наконец, отставание систем подготовки кадров от быстро меняющихся требований дня приводит к снижению эффективности фирмы как организации, сиречь коллектива людей, и это в свою очередь добавляет трудностей фирме.

Перечисленные и сопряженные с ними проблемы стоят во весь рост перед, казалось бы, самыми эффективными и способными адаптироваться к любым изменениям фирмами. Мало кто мог предположить, что не выдержат испытания временем такие гиганты как WorldCom, Enron и Parmalat. Что уж говорить о множестве средних и мелких фирм, управленческий потенциал которых оказывается существенно ниже того порога, который необходим для успешной адаптации фирмы к меняющимся рыночным обстоятельствам.

В особой ситуации находятся российские фирмы. Очевидно, что они испытывают те же трудности, что и фирмы из развитых стран. Но в российских условиях к этим трудностям добавляются еще и специфически российские проблемы, связанные, прежде всего, с недостаточной зрелостью корпоративной культуры большинства российских фирмы, культуры, являющейся основой адаптационного потенциала фирмы и определяющей, в конечном счете, степень эффективности его использования. Эта недостаточность связана, прежде всего, с естественноисторическими условиями становления и развития российского бизнеса, не имевшего за своей спиной длительной истории формирования цивилизованной предпринимательской культуры и оказавшегося вдруг лицом к лицу со всеми сложнейшими проблемами рыночной адаптации одновременно.

Естественно, что в этих условиях в ход шли зачастую не профессионализм и менеджерская квалификация начинающих российских предпринимателей, а их возможности силового (в том числе с использованием потенциала административных, правоохранительных и иных структур) отстаивания своих интересов в широком спектре деловых ситуаций. В результате в основе множества корпоративных культур оказалась готовность к самому простому и, на первый взгляд, самому эффективному, силовому разрешению любых конфликтов как на внутрифирменном уровне, так и в ситуациях межфирменных и межсистемных противоречий.

Постепенная нормализация деловой обстановки, связанная с естественным завершением первого этапа приватизации государственной собственности в России, начала приводить к некоторой стабилизации положения фирм, что оказало положительное влияние на повышение собственно управленческой составляющей корпоративной культуры фирмы. Но сомнительность обстоятельств возникновения многих капиталов, активизация рейдеров, а также выход на рынок перераспределения собственности бюрократических институтов вновь обострили противоречие между цивилизованными и силовыми методами решения проблем, имеющих важнейшее значение для адаптационной стратегии фирмы.

В результате к настоящему времени в российской деловой жизни сложилась ситуация, характеризующаяся, с одной стороны, не вполне порой здоровой наследственностью корпоративных культур, с другой стороны – постоянно нарастающими требованиями к профессионализму управления фирмой, с третьей стороны – необходимостью точной настройки отношений с стейкхолдерами фирмы, в том числе с теми, что не всегда в ладу с буквой и духом закона. Ключевое значение при этом приобретают взаимоотношения менеджеров и специалистов фирмы, в том числе иностранных, с собственниками фирмы, которые зачастую не спешат расстаться с привязанностью к методам решения проблем, помогавшим им добиться успеха в период первоначального накопления российских капиталов.

В этих условиях особенно важной становится разработка и реализация органичной концепции фирмы, отражающей наивысший уровень развития фирмы как институционально-организационного комплекса, и опирающегося на нее органичного подхода к наращиванию адаптационного потенциала фирмы, позволяющего обеспечить наилучшие результаты делового поведения фирмы в сложных изменяющихся условиях. Эта концепция ориентирована на создание необходимых и достаточных условий повышения адаптивности фирм, нацеленных на достижение наивысшей конкурентоспособности в условиях ускорения рыночных изменений. Освоение органичного подхода приобретает особое значение в ситуации приближающегося вступления России в ВТО, а также усиливающегося проникновения на российский рынок иностранного капитала и иностранных фирм.

При этом органичная концепция фирмы рассматривается в контексте естественных тенденций развития фирмы как социально-экономического феномена, представляющего собою синтез институциональных и организационных составляющих, в условиях ускорения рыночных перемен. И ее положения обращены не только к организационной сущности фирмы, но и к ее институциональной платформы, а также к влиянию фирмы на целеустремленное институциональное преобразование рынка. Ибо именно институциональные характеристики фирмы, представляющие собою свойства образующих институциональный каркас фирмы принципов, правил и норм, регулирующих поведение собственников фирмы, ее сотрудников и всех остальных стейкхолдеров фирмы, и определяют, в конечном счете, пространство для маневра фирмы как организации, то есть как объединения людей.

Преобразование любого общественного института может осуществляться в основе своей эволюционным, революционным или трансформационным путем. Эволюционный путь представляет собою своего рода социальное броуновское движение, образуемое индивидуальными произвольными активностями множества членов общества и их объединений, включая фирмы, движение, случайным результатом которого является равнодействующая конкуренции и сотрудничества, взаимного содействия и взаимного противодействия множества инициатив. Революционный путь преобразования общественных институтов осуществляется, как правило, в ходе насильственного навязывания большинству членов общества воли меньшинства, которая при этом редко носит созидательный характер, бывая, по большей части, разрушительной и экспроприирующей в своей сути. Наиболее приемлемым для общества в целом и для конкретного общественного института в частности является трансформационный путь преобразования этого института, при котором определяются основные тенденции развития общества, на поддержку которых настроен институт, и осуществляются согласованные действия заинтересованных лиц по целенаправленному и целеустремленному преобразованию института.

Требование учета в процессе трансформации института фирмы, равно как и любого иного общественного института, важнейших тенденций общественного развития обусловлено самой природой института, который существует лишь при условии эффективного обслуживания этих тенденций развития общества. И уступает место другому, более эффективному институту в случае, если он перестает эффективно справляться со своими задачами. Именно поэтому в монографии самое серьезное внимание уделяется содержанию рыночных изменений, активная адаптация к которым является важнейшей задачей фирмы, и выявлению на их основе принципиальных требований к процессу адаптации фирмы к условиям ускорения рыночного развития и институциональному обеспечению снижения адаптационных издержек.

В ходе глобальных институциональных преобразований, вызываемых к жизни как глобализацией мировой экономики, так и прогрессирующей нелинейностью общественного развития, являющейся источником ускорения рыночных изменений, важное значение приобретает вопрос о наличии или отсутствии выделенного направления развития рыночных институтов. Этот вопрос не привлек должного внимания современной науки, хотя именно от его решения во многом зависит и судьба фирмы как ключевого агента хозяйственной жизни человечества, и эффективность решения стоящих перед человечеством проблем.

Можно утверждать, что существует выделенное (магистральное) направление развития рыночных институтов, и что все институты без исключения подчиняются институциональному критерию исторической перспективности рыночных институтов. При этом если ранее институциональный критерий работал с очень большим временным лагом, то одним из важнейших последствий ускорения рыночных изменений становится сокращение «сроков жизни» не отвечающих этому критерию рыночных институтов. Именно эта закономерность, содержание которой будет рассмотрено ниже, и обусловливает особое значение адаптационных характеристик фирмы для ее будущего и как института, и как организации.

Глава 1. Фирма в современных условиях

История фирмы как социально-экономического феномена берет свое начало в середине прошлого тысячелетия, но объектом пристального исследования экономистов фирма как один из ключевых участников рынка стала только во второй половине прошлого столетия. Причины сложившегося положения вполне понятны: в силу различных обстоятельств экономическая теория сосредоточилась на исследовании ценовых механизмов регулирования хозяйственной деятельности, рассматривая их как двигательную силу «невидимой руки рынка», поэтому фирма как институт, в котором преобладают нерыночные модели управления деловой активностью, оказалась за пределами мэйнстрима экономической науки. Как пишет об этом О.Харт, «стандартная неоклассическая теория трактует фирму как «черный ящик». Фирма считается данностью; не уделяется никакого внимания тому, как она возникла, характеру ее внутренней организации или вопросу о том, изменится ли что-либо, если две фирмы сольются и объявят себя единой фирмой»2.

Сторонники неоклассической точки зрения не считают, что упреки в оторванности их концепции от реальности, связанные, в том числе, с игнорированием по сути дела самого факта существования фирмы, следует воспринимать всерьез. Так, Ф.Махлуп соглашается с тем, что можно приводить сколько угодно уточнений и расширений традиционного аналитического подхода, но все это на фоне «фирмы как теоретического конструкта» выглядит как «неуместная точность». Он посвящает этой проблеме достаточно большой пассаж, который логично здесь привести целиком, чтобы понять логику приверженцев методологического подхода к теории фирмы: «Однако очень многие исследователи жаждут во всех случаях иметь более реалистическую модель фирмы. Они забывают правило бритвы Оккама, гласящее, что излишние понятия следует исключить (сбрить). Эти исследователи не видят, что упрощенная модель помогает упорядочивать наблюдаемый мир; они ей не доверяют, ибо она "ложно описывает мир". Учитывая такое сентиментальное тяготение к реализму, полезно рассмотреть некоторые предложенные различными авторами добавления, имеющие целью удовлетворить требованию большего соответствия реальности "теории фирмы" и выяснить их связь с теорией конкурентной цены. Предполагается, что следующие моменты дополняют, уточняют, ограничивают или замещают цель максимизации денежной прибыли.

  1. Не следует ожидать, что предприниматели и менеджеры имеют неэластичный спрос на досуг; в самом деле, необходимо предположить, что этот спрос является эластичным по доходу, т.е. ожидание более высокой прибыли вынуждает их жертвовать частью дохода ради большего досуга.

  2. Менеджеры чувствительны к возможным обидам части своих коллег и подчиненных и не будут, следовательно, настаивать на строгом порядке, который требуется для максимизации прибыли; точно так же часть исполнителей не хочет ломать заведенный порядок своего шефа, и поэтому они часто воздерживаются от предложений, которые могли бы максимизировать прибыль.

  3. Менеджеры больше заинтересованы в своей зарплате, бонусах и других вознаграждениях, чем в прибылях фирмы или доходах собственников.

  4. Предпочтение какого-то вида активов (например, ликвидности в ущерб материальным запасам и постоянным активам) может противоречить принципам максимизации прибыли.

  5. Необъективное истолкование информации на разных уровнях управления может привести к систематическому искажению реальности, а в итоге доходы окажутся много ниже достижимого максимума.

  6. Для сохранения контроля в руках существующей управляющей группы может оказаться необходимым пожертвовать возможностями получения большей прибыли.

  7. Стремление избежать риска может быть столь сильным, что будут отброшены даже относительно консервативные способы получения большей прибыли.

  8. Борьба за статус, власть и престиж может вылиться в поведение, несовместимое с максимизацией прибыли.

  9. Желание служить обществу, быть благодетелем или быть в ладу с собственной совестью может встать на пути мер, максимизирующих прибыль.

  10. Стремление к мастерству, демонстрации профессиональных достижений, победам в инженерии может прийти в конфликт с возможностью получения максимальных прибылей.

  11. Компромиссы между целями менеджеров, управляющих разными функциями - производства, сбыта, финансов, исследования и разработок, по связям с общественностью и т.д., - несомненно достигаются за счет цели - максимизировать прибыль.

  12. На решениях менеджеров могут сказываться различные препятствующие достижению максимума прибыли влияния со стороны рабочих организаций, поставщиков сырья и материалов, покупателей, банкиров, правительственных органов.

Я не стану продолжать этот перечень, даже если он далеко не исчерпан. Признаем, что каждое из возможных отклонений от максимальной прибыли при определенных обстоятельствах может стать "реальным". Но насколько они эффективны и значительны?»3.

Органичная концепция фирмы, поддерживаемая монографией, дает совершенно определенный ответ на поставленный Ф.Махлупом вопрос: отдельные возможные отклонения вполне могут не быть «эффективными и значительными», но это отнюдь не является основанием для отказа от «реалистичной» модели фирмы в пользу умственной конструкции, не имеющей особых связей с реальностью. Но эти и им подобные рассуждения не влияют на мэйнстрим экономической науки, для которого красота модели порою значит больше, нежели непредсказуемость и иррациональность, без которых нельзя представить себе жизнь реальной фирмы. По словам С.Уинтера, «… ортодоксальная экономическая теория – это теоретическое воззрение, господствующее в базисных учебниках по микроэкономике, а также обобщение и более углубленная разработка этого воззрения в более фундаментальных исследованиях»4. Если верить этому утверждению, то хорошим подтверждением тезиса о доминировании формальных, механичных подходов к теории фирмы и соответствующем отношении к этой «неформатной» теории в мэйнстриме экономической науки является, к примеру, тот факт, что в новейшем учебнике микроэкономики5, изданном в 2007 году, из 624 страниц теории фирмы посвящены всего 8 страниц.

Не удивительно, что при таком отношении к важнейшему субъекту рыночной активности С.Уинтер замечает, что нужно признать теорию фирмы «в ее современно виде непоследовательной. Если мы спросим, «что может сказать экономическая наука о роли коммерческой фирмы в экономике», то ответом будет молчание, вслед за которым услышим взволнованный поток ответов, в значительной мере противоречащих друг другу. Лепет этот сам по себе интересен, но тем не менее остается лепетом»6.

Иного и не может быть, если и через десятилетия после опубликования статьи Р.Коуза «Природа фирмы»7, неоклассические представления о фирме остались на уровне середины прошлого века. Вот что об этом говорит С.Уинтер: «Основные элементы ортодоксального воззрения суть следующие. Фирмы характеризуются технологическими преобразованиями, которые они способны осуществлять… Подобно потребителям, фирмы являются единичными субъектами и экономически рациональны. Фирмы действуют на рынках однородных товаров. Судя по всему, контрактные соглашения и другие виды институционального оформления функционирования коммерческой фирмы предполагаются настолько близкими к совершенным и абсолютно свободным от издержек, что обсуждать эти материи считается совершенно излишним»8.

И это в условиях, когда значение фирмы как одного из основных (наряду с домашним хозяйством) субъекта рыночной экономики возрастает настолько, что на повестку дня встает вопрос об изменении объединенными силами фирм и домашних хозяйств существующего институционального базиса рынка. Причем эти изменения могут в корне изменить всю конфигурацию рыночной экономики, включая систему ценообразования и место конкуренции.

Разумеется, критическое отношение монографии к неоклассической экономической теории, образующей сегодня мэйнстрим экономической науки, во многом корреспондирует с критикой этой концепции со стороны представителей других экономических теорий, и в первую очередь институционального направления, что, впрочем, отнюдь не означает, что собственно институциональная теория фирмы воспринимается как носитель абсолютной экономической истины. С нашей точки зрения даже высшие достижения этой теории не выходят за пределы механичного представления о фирме, представления, безнадежно отставшего от современных реалий. Именно об этом и пойдет речь в настоящей главе монографии, опирающегося на следующие основные понятия органичной концепции фирмы.

Органичность в рамках монографии понимается как полное, сущностное соответствие устроения общественного явления его подлинной природе и потребностям развития общества.

Механичность понимается как несоответствие устроения общественного явления его подлинной природе.

Институт суть совокупность норм, правил и обычаев, обеспечивающих повышение эффективности взаимодействия людей в процессе решения ими актуальных для них проблем. В современных условиях ускорения рыночных изменений адекватность института как своеобразного поля для эффективного взаимодействия участников хозяйственной деятельности приобретает особенное значение, что предопределяет необходимость перехода от процесса стихийного складывания рыночных институтов к целенаправленному их преобразованию.

Организация – это объединение людей, консолидирующих свои ресурсы в целях достижения значимых для них целей, при этом способ объединения и пределы их активности задаются институциональными рамками, но соблюдаются исключительно в силу актуальности для конкретных людей этих рамок. Очевидно, что на рынке действуют не институты, а люди, объединенные в организации, поэтому повышение эффективности организации является важным условием успешного решения стоящих перед обществом задач.

Фирма как социально-экономический феномен представляет собою институционально-организационный комплекс, ориентированный на решение стоящих перед обществом задач по производству необходимой обществу продукции, а именно товаров, участий и услуг.

Фирма как институт представляет собою совокупность норм, правил и обычаев, регулирующих поведение людей в ходе их деловой активности, реализуемой именно в рамках фирмы.

Фирма как организация суть объединение людей, консолидирующих свои интеллектуальные, трудовые, организационные и иные ресурсы для достижения в рамках значимых для них социально-экономических целей.

Органичная концепция фирмы рассматривает фирму как инструмент самоосуществления ее стейкхолдеров, инструмент, достигающий свои цели не через частичное использование потенциала ее стейкхолдеров в рамках механичных подходов, традиционных для существующих фирм, а через создание условий для следования стейкхолдеров фирмы своему призванию.

Органичный подход к наращиванию адаптационного потенциала фирмы в современных условиях ускорения рыночных изменений заключается в использовании органичной концепции фирмы для повышения ее компетентности, дееспособности и гибкости в условиях нарастания неопределенности и усложнения деловой ситуации фирмы.

Органичная фирма понимается как фирма, достигшая полного соответствия требованиям органичной концепции фирмы.

Механичная фирма суть фирма, не соответствующая требованиям органичной концепции фирмы.

Институциональное преобразование рынка представляет собою объективную необходимость институциональной модернизации рынка, определяемую прогрессирующей нелинейностью общественного развития и продуцируемым ею ускорением рыночных изменений.

Субъект институционального преобразования рынка – развивающаяся кооперация консолидированного потребителя и союза фирм, стремящихся к органичному состоянию, нацеленная на создание необходимых и достаточных условий для эффективной адаптации членов союза к условиям ускорения рыночного развития, формирования инфрасреды прямого синтез-взаимодействия потребителя и производителя и улучшения тем самым ситуации потребителя производимой членами союза продукции. При этом именно консолидированный потребитель выступает в качестве глобального стратегического инвестора институционального преобразования рынка

Институциональный критерий исторической перспективности общественных, в том числе рыночных, институтов предопределяет обязательность соответствия рыночных институтов, равно как и всех иных общественных институтов, следующим важнейшим требованиям:

  1. Снижение неопределенности ситуации потребителей услуг конкретного института.

  2. Сокращение совокупных издержек этих потребителей в процессе использования ими возможностей этого института.

  3. Повышение гуманистичности института, что предполагает создание институтом наилучших условий для полного самоосуществления (самопознания, саморазвития и самореализации) своих подопечных в процессе следования их своему призванию.

Адаптация фирмы в рамках монографии понимается как процесс учета фирмой содержания и динамики рыночных изменений в целях обеспечения наивысшей эффективности фирмы в интересах ее стейкхолдеров. При этом адаптация фирмы рассматривается в качестве своего рода «точки опоры» для решения всего комплекса проблем, от повышения ее стоимости до обеспечения стратегической конкурентоспособности фирмы. Точка эта является не виртуальной, а вполне реальной, поскольку в условиях ускорения рыночных изменений именно адаптация фирмы является ключом к достижению ею наивысших результатов своей деловой активности.

Активная адаптация фирмы суть адаптация, опирающаяся на опережающее отражение ею содержания и динамики рыночных изменений, на их учет в деловой активности фирмы и на инновационное участие фирмы в институциональном преобразовании рынка и всего комплекса рыночных отношений в целях повышения эффективности адаптационного процесса и снижения соответствующих адаптационных издержек. Именно активная адаптация является собственно адаптацией к ускорению рыночных изменений, поэтому в монографии термин «адаптация» применяется именно для обозначения активной адаптации.

Пассивная (реактивная) адаптация фирмы происходит в ситуации следования фирмы уже произошедшим рыночным изменениям и представляет собою вынужденные запоздалые реакции фирмы на изменившуюся ситуацию. В монографии пассивная (реактивная) адаптация не рассматривается, поскольку является неадекватной условиям ускорения рыночных изменений.

Органичная адаптация фирмы опирается на органичную концепцию фирмы и предполагает максимальное использование потенциала ее сотрудников, успешно следующих своему призванию и приобретающих в результате этого способности к видению существенных подробностей рыночных изменений и способов их учета в деловой активности фирмы.

Механичная адаптация фирмы заключается в применении традиционных механичных способов реагирования фирмы на ускорение рыночных изменений, опирающихся на формальные структуры директивного управления, априорные и достаточно жестко закрепленные распределения функций сотрудников и централизованные методы принятия решений.

Известно, что в общем случае фирма подчинена требованию ее собственников, связанному с последовательным наращиванием ею своей рыночной стоимости, и этому требованию в условиях ускорения рыночных изменений в полной мере смогут удовлетворять исключительно адаптивные фирмы, способные к использованию объективных тенденций развития общества в интересах повышения своей капитализации. И связано это, прежде всего, с тем, что в стоимости фирмы все возрастающий вес будет приобретать адаптационный потенциал фирмы, лежащий в основе ее способности к ожидаемому владельцами фирмы росту ее стоимости.

Понятие стоимости пронизывает всю экономическую науку и предпринимательскую практику. Мы говорим о стоимости товара, охотно обсуждаем стоимость услуги, к примеру, туристической путевки или участия в семинаре, наконец, стали говорить о стоимости фирмы. Но если попытаться найти удовлетворительное определение, что такое стоимость в своей сущности, то можно столкнуться с весьма серьезными трудностями и с более чем значительной путаницей. Поэтому важной задачей монографии стало формулирование применительно к цели монографии взаимосвязанной системы понятий, характеризующих стоимость фирмы, ее цену и ее капитализацию.

В целом систему базовых понятий, характеризующих наиболее общие аспекты проблемы стоимости фирмы, можно определить следующим образом:

  1. Стоимость фирмы следует понимать как ее объективное качество, характеризующее степень ее способности удовлетворять определенную существенную общественную потребность, а именно потребность в производстве необходимой обществу продукции наилучшего качества с наименьшими издержками. При этом стоимость фирмы не сводится ни к труду, затраченному на ее создание, ни к количеству денег, вложенных в нее, ни к стоимости ее основного оборудования. Стоимостью также не является величина денежного потока, порождаемого фирмой, ни ее рыночная капитализация, ни доход на акцию. Все это тесно связано с понятием стоимости фирмы, но не есть ее стоимость. Стоимость фирмы представляет собою качественное явление, создаваемое человеческим трудом и характеризующее, в первую очередь, способность фирмы справляться с теми реальными проблемами, для решения которых она была создана,

  2. Цена фирмы суть субъективное восприятие ее стоимости потенциальным инвестором, выражающаяся в количестве денег, которые он готов за нее заплатить. С этой точки зрения цена фирмы выражает восприятие в денежном масштабе стоимости фирмы, на это восприятие влияет множество факторов, в результате чего фирма может быть как недооценена, так и переоценена, причем порою более чем существенно.

  3. Капитализация фирмы представляет собою ее индикативную рыночную цену, получаемую в результате умножения текущей рыночной цены одной акции фирмы на общее количество выпущенных акций. При этом капитализация фирмы отнюдь не равна ее цене, поскольку цена фирмы определяется лишь в процессе совершенной сделки по ее купле-продаже.

Понимание стоимости фирмы как меры ее способности реально удовлетворять потребности ее владельцев и иных стейкхолдеров позволяет точно определить роль и место адаптивности фирмы в наращивании ее стоимости. И сделать утверждение о том, что именно адаптивность фирмы выйдет в ближайшие годы на лидирующее место среди факторов, влияющих на ее стоимость. Поскольку долгосрочные вложения в фирму, не обладающую достаточным потенциалом адаптации, трудно назвать перспективными в силу высокого риска потери ею своей стоимости, в то время как фирма, демонстрирующая высокую адаптационную эффективность, представляет собою в условиях прогрессирующей нелинейности общественного развития особенно привлекательный объект финансовых и иных инвестиций.

Именно необходимостью повышения адаптационного потенциала фирмы с соответствующим повышением ее капитализации связано и такое важное направление в деловой активности фирмы, как налаживание адаптационно ориентированной кооперации и с другими фирмами, прежде всего фирмами-партнерами, и с консолидированным потребителем продукции фирмы. Одной из целей этой кооперации, связанной с институциональным преобразованием деловой среды, в которой действует фирма, является создание надлежащих условий для снижения адаптационных издержек фирмы, которые в настоящее время не выделяются и не анализируются, но по мере ускорения рыночных изменений неизбежно выдвинутся на первый план в программах сокращения текущих издержек любой фирмы.

Сущность фирмы как социально-экономического феномена

Как пишет Г.Демсец, «на протяжении почти 200 лет, с самого рождения экономической науки в 1776 году и до 1970 года, кажется, были написаны всего-навсего две работы по теории фирмы, изменившие перспективу этой научной дисциплины: «Риск, неопределенность и прибыль» Найта (1921) и «Природа фирмы» Коуза (1937). Фундаментальные причины этого упущения в том, что внимание экономистов было сосредоточено на системе цен; изучение системы цен, описанное в терминах маршаллианской репрезентативной фирмы и вальрасовского аукционера, подрывает серьезное рассмотрение фирмы как института, предназначенного для решения сложного комплекса проблем»9. В последние десятилетия ситуация начала меняться к лучшему, но темп и содержание этих изменений нельзя признать удовлетворительными. Вот что об этом говорит О.Уильямсон: «В истории изучения фирм и рынков период 1950-1975 гг. был весьма бурным. В эти годы была усовершенствована и получила дальнейшее развитие неоклассическая теория. Был разработан ряд новых подходов к проблемам организации фирм и рынков. Пожалуй, наиболее значительный сдвиг заключался в том, что фирму перестали рассматривать преимущественно как своего рода строительный блок, необходимый лишь постольку, поскольку он стимулирует изучение рынков; пришло время увидеть в фирме исключительно интересное самостоятельное экономическое явление. Если многие фирмы в реальной жизни представляют собой крупные иерархические структуры с весьма сложным внутренним устройством, то едва ли есть смысл по-прежнему придерживаться фикций о фирме как элементе атомистической организации. Поскольку характерные черты фирмы как иерархической структуры (включая организационную форму, а также внутреннее управление и систему стимулирования) обусловливают существенные особенности ее хозяйственного поведения, постольку ее внутренняя организация становится интересным объектом исследования»10. Правда, «усовершенствованная и получившая дальнейшее развитие неоклассическая теория» совсем недалеко ушла от полного игнорирования теории фирмы как важнейшего объекта экономической науки: «В большинстве учебников по микроэкономике обычно излагается неоклассическая теория фирмы. Она-то и составляет главное содержание подобных учебных пособий, тогда как другие излагаемые ниже концепции выступают в качестве альтернативы неоклассической теории. Согласно последней поведение фирмы можно описать с помощью производственной функции, которая определяет нацеленность фирмы на максимизацию прибыли.

Сформулированы двоякого рода предпосылки внутрифирменной эффективности. Во-первых, предполагается, что деятельность фирмы описывается ее производственной функцией, так что при всех возможных комбинациях факторов производства (главным образом труда и капитала) обеспечивается максимальный выпуск продукции. Неспособность достигнуть необходимого сочетания и наиболее полного использования факторов означала бы расточительное использование вводимых ресурсов; принимается допущение, согласно которому такую ситуацию можно считать исключенной. Во-вторых, предполагается, что (если цены факторов производства даны) фирма выбирает комбинацию факторов с наименьшими издержками для каждого возможного объема выпуска продукции. На этой основе строится кривая совокупных издержек, позволяющая вывести кривые средних и предельных издержек.

Выбор подходящей модели фирмы - конкурентной или монополистической - зависит от того, насколько существен "эффект масштаба" ("economies of scale"), т. е. экономия на издержках при увеличении объема производства применительно к данному рынку. Но какая бы модель ни использовалась, главной посылкой относительно линии поведения фирмы служит ее установка на максимизацию прибыли. Характеристики данной фирмы (касающиеся определения содержания ее деятельности: что она будет производить и что покупать) обычно принимаются как нечто данное; проблемы внутренней организации (иерархическая структура, процессы внутрифирменного управления) также игнорируются. Соответственно конкуренция на рынке капитала затрагивается редко даже поверхностным образом и еще реже становится предметом глубокого исследования. Тем самым не удивительно, что многие интересные проблемы фирм и рынков замалчиваются или упускаются из виду вследствие ограниченного толкования фирмы как чисто технологической единицы, для которой не существует проблемы выбора из определенного числа альтернативных возможностей»11.

Более категорично высказался Ш.Розен: «… экономическая теория в значительной своей части вообще обходится без фирм, например, теория общего равновесия пользуется лишь весьма абстрактными представлениями о технологии»12. Ему вторит Х.Демсец: «Информационные издержки играют важную роль в теории трансакционных издержек, так как информационные издержки являются весомым компонентом трансакционных издержек. Они играют важную роль и в распределении рисков по Найту, и в агентских теориях фирмы. Однако фундаментальное значение этих издержек намного превосходит то, что рассматривается в рамках данных теорий. … принятое в модели совершенной конкуренции допущение об отсутствии информационных издержек делает эту модель бесполезной для исследования фирмы»13. И добавляет: «…понятие «фирмы» в теории цен – просто риторический прием, призванный обеспечить анализ механизма цен»14.

Иными словами, та ситуация с игнорированием феномена фирмы, которую на протяжении всей своей долгой жизни пытался преодолеть Р.Коуз, успешно пережила его самого, и мэйнстрим экономической науки продолжает относиться к фирме как к конструкционному элементу рыночного механизма, внутреннее содержание которого для него интереса не представляет. Хотя, по словам Р.Коуза, он «не внес ничего нового в высокую теорию. Мой вклад в экономическую науку, – продолжает Р.Коуз, – состоит в том, что я настаивал на включении в анализ столь очевидных характеристик экономической системы, что они ускользали от внимания, подобно почтальону из рассказа Г.К.Честертона о патере Брауне «Человек-невидимка»15. Судя по всему, эти «очевидные характеристики экономических систем» не включены в анализ и по сей день, хотя О.Уильямсон определяет как «главные структуры управления: рынки, фирмы, смешанные формы»16.

Коль скоро неоклассическая теория фирмы сегодня явно не идет в авангарде этой науки, следует рассмотреть более реалистичные и, соответственно, плодотворные представления о фирме, начало которым положил Р.Коуз. Вот как он объяснил свою гипотезу появления фирмы как социально-экономического феномена: «…использование ценового механизма сопряжено с издержками. Требуется выяснить, каковы будут цены. Приходится вести переговоры, составлять контракты, организовывать проверки, улаживать споры и т.д., и т.п. Для этих затрат теперь принят термин «трансакционные издержки». Из факта их существования вытекает, что могут иметь место альтернативные рынку методы координации, которые, будучи сами по себе дорогостоящими и во многом несовершенными, тем не менее окажутся предпочтительнее опоры на единственный анализируемый экономистами метод координации – ценовой механизм»17.

Актуальность концепции фирмы, проблематику которой ввел в научный оборот еще в начале 30-х годов прошлого столетия Р.Коуз, подтверждает наблюдение Ш.Розена: «… в экономической науке средний «период полураспада» потока цитирования статьи составляет 4 года. Цитирование «Природы фирмы» не только не убывает с возрастом, но, похоже, демонстрирует все возрастающий энтузиазм»18.

В целом дискуссия вокруг теории фирмы так или иначе касается проблемы уместности применения в экономических структурах рыночных и нерыночных механизмов управления ресурсами, или, как говорит А.Е.Шаститко, «эффективности механизма цен по отношению к административному способу принятия решений»19. Тема эта достаточно острая и выходит далеко за пределы собственно теории фирм, что связано с идеологической ролью рынка на фоне серьезных достижений административной системы и Советского Союза, и крупнейших транснациональных корпораций, об управлении в которых «как на одной большой фабрике» говорил в своей нобелевской речи Р.Коуз20. Он же и задавал риторический вопрос об управлении как нерыночном механизме решения экономических задач: «Зачем оно [управление] нужно, коль скоро система цен обеспечивает всю необходимую координацию?»21.

Важным источником представлений о сущности фирмы является рассмотрение различных версий ее зарождения (их с определенной долей условности можно назвать самостоятельными концепциями фирмы). Число этих концепций достаточно уверенно растет, но количество это пока не переходит в качество, ведь едва ли не все эти концепции строятся на механичных основаниях придания приоритетного значения тому или иному фактору, вызывающему к жизни социально-экономический феномен фирмы. С нашей точки зрения появление фирмы в рыночной стихии является результатом действия весьма широкого спектра причин, сочетание которых и явило свету важнейший для хозяйственной жизни человечества феномен фирмы.

Исторически первой концепцией фирмы стала концепция трансакционных издержек. Вот что об этом пишет сам Р.Коуз: «Решение головоломок, которые я привез с собой в Америку, было, как выяснилось, весьма простым. Все, что требовалось – это признать факт существования издержек осуществления рыночных трансакций и включить эти издержки в анализ, чего раньше экономисты не делали. Следовательно, фирма тогда начинает играть роль в экономической системе, когда можно организовать внутрифирменные трансакции с издержками меньшими, нежели те, что пришлось бы нести при осуществлении тех же трансакций на рынке. Предел размеру фирмы ставится тогда, когда масштаб ее операций увеличивается до такой степени, что издержки дополнительной организации трансакций внутри фирмы превышает издержки проведения этих же трансакций на рынке или в другой фирме. Это утверждение было позднее объявлено «тавтологией». Такую характеристику дают люди тезисам, справедливость которых очевидна»22. При этом Р.Коуз утверждал, что «…эффект трансакционных издержек пронизывает всю экономику»23, и что феномен денег также есть результат стремления к снижению трансакционных издержек в сфере обращения24.

Эта концепция фирмы заняла лидирующее положение. К ее выводам относятся с уважением, хотя и активно работают над их уточнением. Весьма значительную работу в этом направлении проделал Х.Демсец, который отстаивает позицию, вводящую в круг рассматриваемой проблематики проблему управленческих издержек. Он разделяет «… трансакционные издержки и управленческие издержки (management costs) в смысле издержек организации ресурсов на рынках и внутри фирм соответственно»25 и обосновывает это разделение, в том числе, тем, что «чтобы достичь лучшего понимания фирм, следует признать, что управление является ограниченным ресурсом, используемым в мире, где знание неполно и его приобретение сопряжено с издержками»26. На основе этого разделения трансакционных издержек и управленческих издержек Х.Демсец делает весьма важный вывод о том, что «оставаясь в рамках теоремы Коуза, правильно было бы ставить вопрос не о том, будут ли управленческие издержки больше или меньше, чем трансакционные издержки, а о том, будет ли сумма управленческих и трансакционных издержек, понесенных при внутрифирменном производстве, больше или меньше суммы управленческих и трансакционных издержек, понесенных при рыночных закупках, ибо при любом выборе возникают затраты, связанные с обеими категориями издержек»27. И добавляет, что «основной акцент при работе с теорией трансакционных издержек, безусловно, делается на сравнении трансакционных издержек и управленческих издержек с целью получить выводы относительно экономической организации отраслей»28, а выявление размера фирмы осуществляется через «взвешивание трансакционных издержек и управленческих издержек»29. При этом Х.Демсец признает, что «трудно обсуждать роль трансакционных, управленческих и производственных издержек, не проведя между ними четких разграничений, а это теорией не предусмотрено»30, и подтверждает, что «теория трансакционных издержек и теория агентств сильно обогатили наше понимание природы фирмообразующей организации»31.

Свой вклад в развитие трансакционной концепции теории фирмы внес и О.Уильямсон, который обратил внимание на то, что «экономическая теория трансакционных издержек использует два ключевых допущения о поведении. Первое допущение носит когнитивный характер: предполагается, что люди – экономические агенты «преднамеренно рациональны, но лишь в ограниченной степени»… Это условие обычно именуют ограниченной рациональностью. При этом допущении всеобъемлющая контрактация (будь то при наличии конфиденциальной информации или без таковой) невозможна ни в какой форме. Второе допущение о поведении состоит в том, что люди как агенты склонны к оппортунизму, то есть глубоко укоренившемуся стремлению к личной выгоде, не гнушающемуся коварства»32. О.Уильямсон также совершенно справедливо рассудил, что «экономия трансакционных издержек – лишь одна из многих целей, которым служит экономическая организация. И хотя будущая теория организации «предусмотрит все значимые факторы», на сегодняшний день нам еще очень далеко до такой теории»33. И в качестве еще одного из оснований появления на свет института фирмы он назвал то, что «…организации являются полезными инструментами достижения целей людей только по причине ограниченности у индивидов времени, знаний, умений и дара предвидения»34. И хоть фирма как институт отличается от фирмы как организации, это определение необходимости объединения потенциала личностей в качестве одной из ключевых причин возникновения организации в полной мере относится к фирме и может быть определено как консолидационная концепция фирмы.

Большое значение придавалось такой значимой роли фирмы, как преодоление последствий неопределенности ситуации, в которой вынужден действовать любой экономический агент. С этой точки зрения фирма, как концентратор межличностного опыта и межличностного интеллектуального и профессионального потенциала, способна в значительно большей степени к эффективному действию в сравнении с одиночным рыночным агентом, получающим разрозненную информацию из различных рыночных источников, развивающихся по своим траекториям, без учета потребностей конкретного рыночного агента. С этой же точки зрения смотрит на природу фирмы и концепция неполных (несовершенных) контрактов, полагающая, что в условиях практической невозможности разработки, заключения и эффективного сопровождения в меняющемся окружении контрактов механизм фирмы может рассматриваться как весьма полезный с точки зрения преодоления контрактной неопределенности инструмент.

В конце XX столетия – начале XXI столетия феномен фирмы, который по-прежнему находится на периферии научных интересов мэйнстрима экономической науки, вызывает значительный рост внимания исследователей к проблемам сущности, возникновения и перспектив фирмы как социально-экономического феномена. Самое серьезное внимание уделяется факторам, вызвавшим к жизни столь противоречащий концепции ценового механизма как регулятора производственной деятельности феномен фирмы. Здесь и технологическая концепция фирмы, совершенно справедливо акцентирующая внимание на том, что любая фирма создается и действует вокруг конкретного технологического процесса по производству товаров и услуг, состоящего из значительного числа единичных действий, требующих высокой квалификации и профессионализма, с одной стороны, и согласованности и относительной непрерывности действий во времени и в пространстве, с другой стороны. Здесь и концепция разделения труда, весьма тщательно разработанная Адамом Смитом, Карлом Марксом и другими выдающимися экономистами прошлого, адресующая нас к необходимости объединения усилий специалистов разного профиля и разной квалификации для достижения наилучшего производственного результата. Здесь и концепция технического прогресса, требующая коллективных усилий по овладению современными технологиями во имя повышения производительности труда. Здесь и все возрастающая роль машинного производства, которое не только не может быть осуществлено отдельными людьми вне специфических организационных рамок, но и не может быть разорвано во времени и пространстве. Здесь и динамика торговли и величины рынка, на которую необходимо своевременно откликаться, чтобы быть все время на гребне волны. Здесь и необходимость организации производства, которое А.Маршалл определял как особый фактор, обеспечивающий рост производительности труда в обществе35. Здесь и экономия на масштабе, обладающая потенциальной эффективность и в процессе применения ее внутри фирмы, и в процессе адаптации ее к условиям технологического развития внешней среды36. Здесь и выполнение (по Маршаллу) функций представительской фирмы, и коммерческий характер производства, и предпринимательский талант, нуждающийся в дополнительных ресурсах для преумножения собственного потенциала предпринимателя, направленного на решение стоящих перед ним задач. Здесь и роль инвестиционного агента, и инновационного агента, и распределителя ресурсов во времени и в пространстве, и концентратора капитала, способного преумножить его в интересах его собственников. Фирма понимается и как индивид, и как эффективный участник конкурентной борьбы, и как потенциальный монополист, полностью покидающий сферу действия ценовых механизмов. Фирма рассматривается и с точки зрения своей сущности как коллективного предпринимателя, ощущающего непрерывный поиск оптимальных решений, и как поле деятельности менеджеров фирмы, преследующих собственные, отличные от акционеров, цели. Самостоятельное значение приобрела конгитивная теория фирмы, концентрирующее свое внимание на системной предпринимательской компетентности фирмы, способной не только обладать, но и на протяжении длительного времени сохранять специфические знания, принципиально важные для решения стоящих перед нею производственных и иных задач, а также использовать такой важнейший элемент консолидации усилий сотрудников фирмы в условиях неопределенности, как доверие. Наконец, фирма рассматривается как агент сетевых построений, обладающей весьма серьезным потенциалом адаптации фирмы к быстро меняющимся рыночным условиям, а также как носитель самых современных технологий фиксации и управления правами собственности в интересах их обладателей.

Н. Фосс, Х. Ландо и С. Томсен, пытаясь внести некоторую упорядоченность в различные подходы к определению сущности фирмы в экономической науки, пришли к заключению, что «теории фирмы могут классифицироваться грубым способом в две категории:

1.     Неполные модели заключения контракта, которые основаны при условии, что дорогостояще писать сложные контракты, поэтому возникает потребность в управлении ex post . Работа Уильямсона; Гроссмана, Харта и Мура; Коуза; и Саймона, также как неявные теории контракта, и теория связи в иерархиях, принадлежит этой категории.

2.     Модель принципала-агента, которая позволяют агентам писать сложные контракты, характеризуемые стимулом ex ante при ограничениях, наложенных присутствием асимметричной информации. Работа, например, Алчеана и Демсеца; Хольмстрома и Милгрома принадлежит этой категории»37.

В целом ситуацию, сложившуюся на «рынке» концепций теории фирмы, можно охарактеризовать обширной цитатой Н.М.Розановой, подводящий своего рода итог развития воззрений на природу фирмы двух наиболее влиятельных экономических течений, неоклассического и институционального.

«Существенным недостатком неоклассической теории является тот факт, что фирма трактуется исключительно как аналог домашнего хозяйства. Таким образом, пропадает различие не только между производящим и потребляющим субъектами экономики, но и между фирмой и предприятием. Фирма выступает здесь как предприятие, состоящее из одного человека, владеющего, управляющего и работающего на фирме. Фирма как таковая, как особая организация исчезает в неоклассическом анализе, вырождается в некую формальную конструкцию, которую легко удалить в экономическом анализе, чтобы выявить главное – механизм функционирования цен.

Понятно, что если целью неоклассической теории является объяснение изменения рыночных цен, то поведение фирмы и предсказание такого поведения не может иметь никакого, кроме очень второстепенного значения в такой теории. Фирма – это «черный ящик», на входе которого – производственные ресурсы (и формирование цен на рынках факторов производства), на выходе – выпуск (и цены товарных рынков).

Существование и деятельность фирмы не только не важно для теории цен, но и ведет к усложнению понимания механизма ценового равновесия или неравновесия. Отсюда и стремления представителей неоклассической теории избавиться от проблем внутренней организации фирмы и свести фирму к сугубо теоретическому построению, искусственно упрощенной конструкции «затраты-выпуск».

Функционирование фирмы сводится к простой реакции на изменения цен ресурсов и товарных цен. И это так даже в случаях несовершенной конкуренции. Управление фирмой, авторитарное распределение ресурсов и, как следствие, наличие возможности отклонения от цели максимизации прибыли не принимаются во внимание в неоклассической теории. Даже варианты отклонения от гипотезы максимизации прибыли трактуются как разновидности типичного неоклассического поведения, с использованием того же инструментария предельного анализа.

В результате особенности поведения фирмы выглядят довольно односторонне и сводятся к различиям между краткосрочным и долгосрочным периодами функционирования фирмы и между выбором фирмы в условиях разного типа рыночных структур (совершенной и несовершенной конкуренции).

Второе направление в анализе сущности и механизма реализации фирмы в современной экономической науке связано с институциональной парадигмой, рождение которой во многом обусловлено неудовлетворенностью экономистов неоклассической теорией фирмы.

Если для классической и неоклассической теорий фирма представляется «черным ящиком» с параметрами input на входе и output на выходе и речь идет о том, каким образом так распределить первое, чтобы получить максимум прибыли при реализации второго, то институциональное направление пытается заглянуть внутрь этого “черного ящика”, исследовать механизм принятия решения изнутри самой фирмы.

Согласно институциональной концепции, фирма противопоставляется рынку как внутреннее производство (in-house) внешнему. В классическом и неоклассическом направлении не было такого противопоставления. Фирма трактовалась как неотъемлемая часть рынка, как элемент его структуры. Таким образом, технологическая концепция не делала выбора между фирмой и рынком, и то и другое – это равноправные стороны действительности. В институциональной теории фирма рассматривается как совокупность долгосрочных контрактов в отличие от рынка – взаимоотношений, связанных с относительно краткосрочными контрактами. Отсюда возникает фундаментальная дихотомия институционализма – производить или покупать. Почему в каких-то случаях экономические агенты предпочитают производить – тогда возникает фирма, а в каких-то других случаях покупать – здесь действует рынок – это вопрос, ответ на который порождает разнообразие направлений в рамках институциональной парадигмы»38.

Авторы монографии исходят из общеизвестной предпосылки, заключающейся в том, что решать частные проблемы следует после решения общих проблем. Поскольку при нерешенности общих проблем, чем больше энергии прилагается к решению частных проблем (в нашем случае обоснованию разного рода концепций, описывающих источники создания фирмы), тем больше запутывается общая ситуация. Это и понятно: познать законы системы изнутри самой системы невозможно, необходим выход за пределы этой системы, на уровень ее надсистемы. И состояние современной экономической науки является более чем наглядным подтверждением этого тезиса.

Надсистемой для хозяйственной сферы деятельности человечества является активность человечества как такового, как биологического вида человеческих особей, наделенных сознанием и способностями к целенаправленному преобразованию окружающей среды. Соответственно экономическая наука должна исходить из верных представлений, как минимум, о том, что есть человечество, откуда оно и куда идет, какие наиболее общие тенденции развития характеризуют его прошлое и определяют его будущее, каково их влияние на хозяйственную деятельность человечества и, соответственно, на социально-экономические феномены, через которые развитие этой хозяйственной деятельности и осуществляется. И в первую очередь речь здесь идет, разумеется, о фирме. Не решив этих проблем, можно выдвигать множество гипотез о ценовые механизмах, нерыночных решениях, контрактах, агентских отношениях и т.п., но собственно предмет исследований, фирма, постоянно будет ускользать из рук, а количество интерпретаций будет превосходить все мыслимые пределы. Именно поэтому будет уместно представить соответствующий взгляд на органичную концепцию фирмы.

Исходными предпосылками для этой концепции является следующее:

  1. Сутью происходящих в человечестве процессов является становление единого человечества, способного к решению предельно широкого класса важнейших задач на земле и за ее пределами, равно как и преодолению всего спектра стоящих перед ним локальных и глобальных проблем. Исходя из этого, в частности, можно сделать вывод о том, что доминирование отношений конкуренции и противодействия друг другу участников рынка имеет временный характер и должно уступить место отношениям кооперации и сотрудничества.

  2. Ключевым фактором, обеспечивающим надлежащее достижение целей системной консолидации человечества, является создание необходимых и достаточных условий для полного самоосуществления (самопознания, саморазвития и самореализации) каждого человека в процессе следования им своему призванию. Именно с этим связано и содержание институционального критерия исторической перспективности общественных институтов, ставящего их судьбу в зависимость от их способности обеспечить минимизацию неопределенности и издержек, с одной стороны, и максимизацию гуманистичности, понимаемой в духе самоосуществления человека, с другой стороны. Одним из важнейших следствий универсального действия этого критерия является необходимость преобразования существующего рыночного механизма, переставшего отвечать требованиям этого критерия.

  3. Адекватная сути происходящих в человечестве процессов теория фирмы должна учитывать полную совокупность тенденций рыночного развития, определяющих, в конечном счете, базисные характеристики деловой среды, в которой осуществляет свою деятельность фирма. В числе наиболее значимых тенденций органичная концепция фирмы рассматривает следующие:

    1. переход исторической инициативы к консолидированному потребителю, активно взаимодействующему с органичным союзом фирм, ориентированным на институциональное преобразование рынка в направлении поддержки им прямого взаимодействия потребителя и производителя;

    2. развитие делового потенциала человека, приобретение им многих атрибутов фирмы, формирование вокруг него полномасштабной институциональной оболочки и превращение его в полноценный субъект деловой активности;

    3. одушевление труда, обретение им личностного характера, обеспечивающего «пожизненную гарантию» за его результаты, уход от механичности серийного машинного производства к органичности человеческого творчества, обогащенного следованием творящего своему призванию;

    4. преодоление мнимого противоречия между потребительской и трудовой активностью, между свободным и рабочим временем, между потреблением и трудом, приобретение потребительской активностью статуса ведущего капиталообразующего фактора, направленного на последовательное наращивание капитала «кормящей» собственности человека как капитала, единственно способного стать надлежащим основанием следования им своему призванию;

    5. интеграция образовательного и делового процесса в жизнедеятельности личности, замкнутого, с одной стороны, на процессы следования личностью своему призванию, а с другой – на систему поддержки принимаемых ею решений, опирающуюся на современные механизмы точного, внерыночного информирования потребителя о реальном качестве и стоимости предлагаемых ему товаров и услуг;

    6. овладение консолидированным потребителем во взаимодействии с союзом фирм процессом управления сменой одновременно всего комплекса технологий, влияющих на социально-экономическую эффективность фирмы;

    7. концентрация усилий консолидированного потребителя и союза фирм на институциональном преобразовании рынка в целях повышения его эффективности через поддержку прямого взаимодействия потребителя и производителя.

Соответственно фирма представляет собой, с одной стороны, результат действия всего комплекса тенденций общественного развития, как перечисленных, так и оставшихся за пределами рассмотрения в монографии, а с другой стороны – эффективную систему адаптации к этим изменениям в условиях ускорения общественного развития в целом и изменения рыночной ситуации в частности. С этой точки зрения фирма суть продукт следующих общественных процессов:

  1. Процесса самоосуществления личности в ходе следования ею своему призванию, процесса, являющегося сутью жизни человека и определяющего в этом качестве «идеальный тип» всех без исключения институтов, включая фирму.

  2. Процесса «умножения» возможностей лиц, обладающих выраженным предпринимательским талантом и следующих призванию, лежащему в сфере предпринимательских инноваций, направленных на решение стоящих перед человечеством проблем.

  3. Процесса поддержки социальных и производственных инноваций, имеющих принципиальное значение для человечества в условиях прогрессирующей нелинейности общественного развития.

  4. Процесса концентрации социального капитала, позволяющего выступать «глобальным усилителем» активности, направленной на решение актуальных проблем, стоящих перед обществом.

  5. Процесса налаживания «тонких» кооперационных взаимодействий, которые ценны как сами по себе, в силу связанности со становлением единого человечества, так и в ситуации решения предпринимательских, инновационных, экономических и иных проблем..

  6. Процесса последовательного наращивания «кормящей» собственности человека, ибо именно возможность фирмы формировать «кормящую» собственность ее стейкхолдеров во многом вызывает к жизни социально-экономический институционально-организационный феномен фирмы.

  7. Процесса консолидации всего спектра ресурсов, необходимых для преодоления сопротивления среды нововведениям.

  8. Процесса преодоления неопределенности через формирование внутрифирменных баз знаний и способностей их использования в рамках развивающейся корпоративной культуры, позволяющей находить оптимальные траектории движения фирмы в деловом пространстве в условиях ускорения рыночных изменений..

  9. Процесса эффективного использования современных производственно-технологических возможностей, порождающих потребность не только в специалистах, непосредственно обслуживающих современные производственно-технологические комплексы, но и в специалистах, обеспечивающих решение сопутствующих правовых, организационных и тому подобных проблем.

  10. Процесса укрупнения и эффективного использования финансового капитала, нуждающегося в постоянном самовозрастании и находящегося в постоянном поиске выгодных сфер приложения.

  11. Процесса повышения эффективности использования всего спектра ресурсов, находящихся в распоряжении фирмы, при этом важным условием этого процесса является минимизация экологических последствий.

  12. Процесса дополнительной мотивации сотрудников и других стейкхолдеров фирмы, направленного на использование эффекта эмерджентности коллективного действия по преодолению сопротивления среды их самоосуществлению.

  13. Процесса создания и расширения стратегических перспектив, необходимых для постановки и решения долгосрочных целей, выходящих за пределы обычной рыночной рациональности.

  14. Процесса развития прав собственности, понимаемых как безусловные права человека на суверенные ресурсы его самоосуществления, нуждающиеся в защиты от рисков случайной утраты.

  15. Процесса накапливания кооперационного потенциала человечества через налаживание устойчивых деловых связей, не зависящих от личности конкретного человека и представляющих в этом случае специфический актив конкретных институтов.

  16. Процесса гармонизации отношений делового взаимодействия людей, обеспечивающей согласие относительно долгосрочных целей и существенных характеристик такого сотрудничества.

  17. Процесса повышения общей эффективности всего спектра институтов (с учетом институционального критерия исторической перспективности общественных институтов).

Появление фирмы как социально-экономического феномена, способного наилучшим образом поддерживать все перечисленные и оставшиеся за пределами списка процессы, протекающие в обществе и имеющие чрезвычайно важное для него значение, является закономерным этапом развития общества. Собственно же фирма отнюдь не является тем «одномерным» рациональным субъектом деловой активности, который решает единственную задачу, задачу максимизации прибыли, объема продаж или увеличения капитала ее собственников. Поскольку, стремясь к этим целям, фирма зачастую демонстрирует поведение, далекое от идеала рациональности в смысле неоклассической теории. И это не случайно. Ведь фирма является социально-экономическим феноменом, и экономическая задача – пусть и важнейшая, но не единственная ее задача, особенно если учесть, что рациональные цели отдельных стейкхолдеров фирмы, способных влиять на ее функционировании и развитие, могут противоречить целям других стейкхолдеров, в первую очередь – ее собственников. Именно этим и можно объяснить определенную невосприимчивость фирмы к инновациям, в том числе предпринимательским, склонность к консервации тех моделей поведения, которые доказали в прошлом свою эффективность, и бережное отношение фирмы к своим рутинам, на что обращает внимание, в частности, эволюционная теория фирмы39.

Фирма как социально-экономический феномен, обладающий публично подтвержденным и достаточно подробно прописанным статусом юридического лица, преследующий коммерческие цели и характеризующийся общеизвестными институциональными свойствами, получила повсеместное распространение и заняла свое место ключевого субъекта рыночной активности в силу следующих основных своих особенностей:

  1. Определенность свойств и понятность «интерфейсов» фирмы для ее стейкхолдеров, позволяющая снизить неопределенность, с которой они могли бы столкнуться при решении стоящих перед ними задач при помощи рыночных механизмов. И связано это как с тем, что рынок в современных условиях вместо средства преодоления неопределенности во многом стал ее источником, так и с тем, что стихийно сложившийся в течение столетий рынок так и не приобрел способность оптимальным образом удовлетворять запросы потребителей. В результате как ранее, так и сейчас трансакционные издержки стейкхолдеров фирмы, связанные с решением своих проблем через рыночные механизмы, существенно выше, нежели аналогичные издержки в рамках фирмы.

  2. Относительная простота, привычность и судебная защищенность эффективных решений наиболее типичных проблем, возникающих в рамках трудовых отношений, отношений собственности и отношений потребления производимой фирмой продукции, существенно превосходит в глазах стейкхолдера фирмы качество решения этих же проблем на основе рыночных механизмов. Лежащая в основе этого превосходства когнитивная емкость понятия фирмы и ее практических воплощений (акционерных обществ, корпораций, товариществ и т.п.) делает фирму безусловным лидером на рынке консолидации активов.

  3. Важнейшим фактором привлекательности фирмы для ее стейкхолдеров, значимость которого постоянно возрастает, является качество корпоративной культуры фирмы, представляющей собою главный капитал фирмы, позволяющий ей добиваться необходимых деловых успехов. Именно корпоративная культура и является тем инструментом выполнения ключевого предназначения фирмы, связанного с созданием наилучших условий для самоосуществления каждого ее сотрудника. И именно качество корпоративной культуры, создающей внушительные преимущества для нее уже сегодня, уже в ближайшие годы станет критически важным для стратегической перспективности фирмы.

Собственно фирма понимается как единство следующих социально-технологических комплексов, определяющих ее дееспособность:

  1. СоциоКомплекса фирмы как ее организации, порождающей корпоративную культуру фирмы, определяющую, в конечном счете, степень органичности фирмы как степень ее способности наилучшим образом, сквозь призму следования призванию человека, использовать творческий и иной потенциал ее стейкхолдеров.

  2. ТехноКомплекса фирмы как ее производственно-технологического комплекса, в состав которого в общем случае входят следующие основные составляющие:

    1. система машин и механизмов, обеспечивающая переработку входных ресурсов в конечный продукт, товар или услугу;

    2. система технологических решений, обеспечивающих эффективное использование системы машин и механизмов;

    3. система организационного обеспечения процесса использования технико-технологического комплекса фирмы, ядро которой образуют внутренние стандарты, рутины и способы их применения в фирме.

  3. БизнесКомплекса фирмы, представляющего собою институциональную систему норм, правил и обычаев деятельности (рутин), направленных на максимизацию финансовых результатов фирмы в существующих условиях согласно установленным критериям.

Одной из важных особенностей этих комплексов является их достаточно слабая взаимообусловленность и зависимость от системных характеристик внешней среды. К примеру, ТехноКомплекс может функционировать в одном и том же режиме как в частной фирме, так и в фирме государственной. СоциоКомплекс также достаточно мало связан с природой фирмы, он может быть как органичным, так и механичным в условиях различных социально-экономических формаций. Наконец, БизнесКомплекс может в полной мере проявляться или, напротив, не проявляться как в социалистической деловой среде, так и в среде чисто капиталистической.

Понимание подобной автономии базовых комплексов фирмы является достаточно важным для формирования правильной стратегии развития фирмы, поскольку позволяет обеспечивать оптимизацию каждого из этих комплексов по законам образующих их явлений, а именно: стремящейся к органичности социосферы, нацеленной на предельную экономическую эффективность бизнес-сферы, а также ориентированной на высокое качество и надежность техносферы. Понимая при этом, что ключевым комплексом, определяющим, в конечном счете, эффективность или неэффективность фирмы, является СоциоКомплекс, последовательно ориентированный на возвышение фирмы от механичного состояния к своему органичному состоянию.

Последнее обстоятельство связано с тем, что в меняющихся условиях преимущественные шансы на выживание и развитие будут иметь именно те фирмы, что смогут возвыситься от примитивизма механичных инструментов адаптации к ускорению рыночных изменений до совершенства органичных решений. Эти решения, целевым образом направленные на создание наилучших условий для самоосуществления каждого своего сотрудника, обеспечивают на этой основе наивысшую адаптационную эффективность фирмы. О сущности механичной адаптации фирмы, с одной стороны, о сущности органичной адаптации фирмы, с другой стороны, и о содержании процесса фирмы от механичной адаптации к органичной, с третьей стороны, и пойдет речь в следующих разделах настоящей главы нашей монографии.

При всем этом хотелось бы еще раз подчеркнуть, что фирма как институт не эквивалентна фирме как организации. Институциональная природа фирмы проявляется в том, что она представляет собою некую совокупность правил, норм поведения, стандартов действий и рутин, являющуюся платформой для взаимодействия предельно широкого круга лиц, именуемых стейкхолдерами фирмы. Часть из этих стейкхолдеров, а именно менеджеры и персонал фирмы, образуют ее организацию в узком смысле, который можно расширять, к примеру, за счет включения в эту организацию собственников фирмы, активно занимающихся ее делами. Фирма как институт и фирма как организация тесно связаны между собою, взаимно обусловливают друг друга, но не тождественны друг другу. И это необходимо учитывать при рассмотрении проблем, связанных с фирмой.

Механичная адаптация фирмы к ускорению рыночных изменений

Подавляющее большинство существующих сегодня фирм можно отнести к разряду механичных. Что означает: построенных на формальных, поверхностных, несущественных, преходящих, экстенсивных связях между стейкхолдерами фирмы. В отличие от фирм органичных, опирающихся на содержательные, глубинные, существенные, устойчивые, интенсивные связи между ними.

В основе механичного подхода к построению фирмы лежит воззрение на нее как на некий механизм, лишенный своеобразия своих частей, полностью подчиняющийся управляющим воздействиям по линии «собственник-руководитель-персонал» и обладающий «неограниченной рациональностью». Механичность построения фирмы характеризуется следующими основными признаками, обеспечивающими принципиальное несоответствие фирмы критерию исторической перспективности общественных институтов:

  1. Случайный характер связи между собою инвесторов, менеджеров, персонала, потребителей и партнеров фирмы, возможность замены любого участника без особых потерь для эффективности фирмы (по формальным признакам, к примеру, образовательного или возрастного соответствия).

  2. Предельно упрощенная система взаимодействия между участниками фирмы, определяемая исходным содержанием бизнес-процессов и поддерживаемых ими производственных и иных технологических процессов, исключение из предмета взаимодействия базисных свойств, присущих участникам фирмы как уникальным личностям, чей потенциал может серьезно превышать потребности механичного БизнесКомплекса фирмы.

  3. Манипуляционный характер взаимного воздействия участников фирмы друг на друга, исходящий из представления о человеке как о «человеке экономическом», однозначно реагирующем на положительные и отрицательные стимулы, материальное или административное поощрение и наказание.

  4. Использование наемного труда как наиболее примитивного типа делового взаимодействия в рамках фирмы, апеллирующего к экономическим интересам человека и исходящего из достаточности стимулирования конечными денежными стимулами бесконечного самоосуществления человека.

  5. Принципиальное отчуждение значительной части сотрудников фирмы от целей, преследуемых ее собственниками, с одной стороны, и ее менеджерами, с другой стороны, создающее благоприятную почву и для отлынивания, и для оппортунизма, и для поведения «безбилетника».

  6. Доминирование культуры административного принуждения или экономического понуждения человека к поведению, представляющемуся руководителям желательным, при этом реальные мотивы этого принуждения или понуждения совершенно не обязательно связаны с интересами повышения эффективности фирмы.

  7. Едва ли не полное игнорирование жизненных целей и индивидуальности сотрудников и менеджеров, сведение всего многообразия человеческих проявлений к достаточно узкой, зачастую нечетко очерченной, функциональной сфере попечения, приведение сотрудников к ситуации одномерного человека-автомата, своего рода говорящего орудия эпохи Интернета.

  8. Торжество иерархического управления и соответствующей ей системы бюджетирования, отводящие конкретному сотруднику роль винтика в машине, устройство и цели которой не всегда обладают вдохновляющим воздействием на сотрудника.

  9. Порою сомнительная корректность поведения фирмы по отношению к потребителю, опирающейся на принципы асимметричности рыночной информации, поддерживающейся целенаправленной рекламой, закрытостью и системой эшелонированной защиты от претензий потребителей и иных стейкхолдеров фирмы.

Разумеется, формальная структура фирмы, соответствующая в той или иной степени перечисленным выше признакам механичности, является лишь одним из факторов, влияющих на эффективность фирмы и ее адаптационные способности к ускорению рыночных изменений. Зачастую деятельность успешной фирмы осуществляется не благодаря, а вопреки ее механичной природе. Не случайно термин «итальянская забастовка» относится именно к ситуации «тупого исполнения» всех предписаний механичной системы управления, что быстро приводит к параличу всей работы фирмы.

В то же время нельзя недооценивать разрушительного воздействия механичности фирмы на ее эффективность и адаптивность. Главные недостатки механичной фирмы с точки зрения направленности рыночных изменений суть следующие:

  1. Механичная фирма ориентирована не на интересы потребителя своей продукции, а на интересы ее продавца, во многом противостоящие реальным интересам потребителя. Именно этот конфликт интересов, непреодолимый для механичной фирмы, и является одним из факторов ее исторической бесперспективности.

  2. Механичная фирма в весьма незначительной степени использует творческий потенциал своих сотрудников, что побуждает ее не к инновационному типу развития, а к стратегии захвата и сохранения своего положения на рынке любыми способами, в том числе не всегда достойными, но всегда простыми и понятными.

  3. Механичная фирма является чужой и для своих владельцев, стремящихся избавиться от нее при первой же возможности получения достаточного дохода от ее продажи, и для своих менеджеров, преследующих собственные интересы, и для своего персонала, готового при первой же возможности покинуть фирму.

Подобное устройство современной фирмы продуцирует оппортунизм и разобщенность сотрудников, проявляющийся в самых разнообразных формах, но в любой из них подрывающий эффективность фирмы и ее перспективы. Ключевыми факторами внутренней разобщенности персонала фирмы в общем случае являются:

  1. Достаточно слабая зависимость получаемого дохода сотрудника фирмы от его реального вклада в ее успех, что связано, в первую очередь, с неопределенностью ситуации, в которой осуществляет деловую активность фирма, дефектами ее организационной структуры и невозможностью стимулирования бесконечной самореализации человека конечными стимулами.

  2. Отсутствие адекватных деловых координат, обеспечивающих естественное включение человека в коллективный труд на благо фирмы, что порождает естественный выбор в пользу небескорыстной лояльности по отношению к руководству, которая становится более важным фактором, нежели эффективность.

  3. Высокая эффективность в этих условиях мотивационной концепции «проходного балла» («безбилетника» и отлынивания), стимулирующей имитацию деловой активности на фоне снижения восприимчивости к любым инновациям, способным поколебать служебное положение сотрудников фирмы, и концентрацию сотрудников на решении собственных проблем.

Эта совокупность характеристик механичной фирмы приводит к тому, что ее сотрудники относятся в значительной своей части к фирме иждивенчески, рассматривая ее как место решения своих собственных проблем и покидая ее при первой же возможности устроиться на более доходное или удобное место. В этих условиях собственники фирмы, находящиеся в определенном антагонизме с ее высшим менеджментом,  который, в свою очередь, далек от гармонии в отношениях с производственным и иным персоналом фирмы, должны решать следующие проблемы:

  1. Построение «жестких» систем стимулирования эффективной работы персонала, настроенных, в конечном случае, кнут увольнения и пряник материального поощрения. В любом случае сотрудник рассматривается как объект манипуляций, реагирующий на простые стимулы. Что далеко не всегда работает так, как ожидается, но всегда снижает стратегическую мотивацию сотрудника на увеличение вклада в повышение эффективности фирмы.

  2. Преодоление скрытых и открытых противоречий между сотрудниками за счет откровенно манипуляционных программ класса «team building», которые более демонстрируют рвение менеджмента и формальное подчинение персонала, нежели воздействуют на реальный коллективизм сотрудников

  3. Использование манипуляционной концепции «Я – хозяин!» через передачу сотрудникам части прав на владение фирмой (акции, опционы и пр.) или получение доли ее прибыли (например, в виде бонусов). Эти манипуляции приносят частичный эффект, о чем свидетельствует, в частности, высокая текучесть среди специалистов, не обделенных зарплатами, опционами и бонусами.

Управленческие издержки в такой фирме направляются, главным образом, на совершенствование системы контрактов, заключаемые собственниками с высшими менеджерами, а последними – с сотрудниками фирмы, на ужесточение систем контроля и гарантий их выполнения. При этом рост массы управленческого труда, необходимого для достижения необходимой эффективности фирмы, начинает экспоненциально возрастать, а эффективность этого труда – неуклонно падать, что и приводит, в конечном счете, к тому, что фирма в известной степени начинает жить своей жизнью, а управление – своей. И в этом случае развитие фирмы становится плодом не целенаправленных усилий по управлению ее деятельностью, а случайных комбинаций совпадений или противоречий интересов ключевых сотрудников фирмы, ее собственников и ее менеджеров, иных ее стейкхолдеров.

С точки зрения авторов монографии ключевым отличием механичной фирмы является использование особого типа контракта, который можно назвать частичным контрактом и который принципиально отличается от полного контракта, лежащего в основании органичной фирмы. Частичный контракт, воплощающийся либо в прямом контракте руководства фирмы и ее сотрудника, либо в соответствующих функциональных обязанностях, относящихся к конкретной должности, которую занимает этот сотрудник, четко определяет (ограничивает) должностную компетентность этого сотрудника, исключая из предмета взаимодействия сотрудника и фирмы, как правило, его способности к выполнению иных функций в рамках фирмы и в ее интересах. Именно эта частичность, сочетающаяся с соответствующей редукцией его ответственности за результаты своей работы (в иерархических структурах, к каковым относится механичная фирма, ответственность по сути дела не может нести никто, кроме ее собственника), порождает и неэффективность, и оппортунизм, поведение пассажира, и любые формы отлынивания.

В целом механичную модель фирмы, являющуюся сегодня доминирующей, можно рассматривать как практически изживающую себя. Эта модель неплохо справлялась со своими задачами в период относительно низкого ускорения рыночных изменений, но в условиях возрастания ускорения она становится очевидно недостаточной.

Основные причины недостаточной эффективности механичной адаптации фирмы к ускорению рыночных изменений лежат в механичной корпоративной культуре фирмы, не сумевшей возвыситься до уровня органичности своей культуры, и могут быть представлены следующим образом:

  1. Когнитивный потенциал фирмы, формируемый сотрудниками, не следующими своему призванию, характеризуется механичностью, формальностью и неспособностью к учету деталей процессов рыночного изменения, имеющих ключевое значение с точки зрения адаптации фирмы к ним.

  2. Мотивация собственников, менеджеров и сотрудников фирмы в условиях разнонаправленности и случайности их интересов, являющихся продуктом отчуждения части стейкхолдеров фирмы от управления ее деятельностью и перспектив стратегического развития фирмы, обусловливают их переход на формальные взаимоотношения.

  3. Процедуры принятия решений и бюджетирования их исполнения в механичной фирме зачастую становятся препятствием в деле оперативного, а тем более опережающего реагирования на быстро меняющуюся рыночную ситуацию, поэтому даже в тех случаях, когда сотрудники проявляют необходимую компетентность и должную мотивированность, их усилия могут не достичь цели из-за неповоротливости механичной структуры управления фирмой.

Таким образом, фирмы, адаптация которых к условиям ускорения рыночных изменений останется механичной, будут все больше отставать в своей эффективности от фирм, овладевших органичной адаптацией к рыночной динамике. Это вызовет соответствующее снижение конкурентоспособности механичных фирм и необходимость либо их ухода с рынка, либо осуществления ими мероприятий по повышению органичности своей корпоративной культуры и соответствующей модификации своего внутреннего строения.

Органичная адаптация фирмы к ускорению рыночных изменений

Понятие органичности, являющееся важнейшим для понимания сущности фирмы, причин, вызывающих к жизни этот социально-экономический феномен, а также условий его эффективной адаптации к ускорению рыночных изменений, может быть представлено следующим образом:

  1. Каждое социальный феномен, каждая общественная система, каждый процесс в человеческом обществе, каждый человек и каждая организация необходимо имеет свой внутренний закон развития, описываемый гармонической траекторией, представляющей идеальную кривую их развития. Эта траектория может быть определена как гармониум-траектория.

  2. Каждый социальный феномен в силу имманентного человеческой и общественной природе свойства ошибочности40, сочетающейся с большим количеством степеней свободы и нарастающей неопределенностью, всегда развивается по траектории, в большей или меньшей степени отстоящей от гармониум-траектории. Это отклонение реальной траекторией развития социального феномена можно определить как дисгармоническое отклонение.

  3. Величина дисгармонического отклонения определяется наличием или отсутствием в системе зрелых детерминант органичности, специфических для каждого конкретного типа социальных феноменов и являющихся предметом специального научного исследования. При этом степень зрелости детерминант органичности носит не абсолютный, а относительный характер, определяемый конкретным этапом развития исследуемого феномена.

  4. В зависимости от степени зрелости детерминант органичности дисгармоническое отклонение характеризуется различными величинами, отражающими то или иное результирующее состояние социального феномена, а именно:

    1. органичное состояние, которому свойственна минимальная величина дисгармонического отклонения и наивысшая зрелость детерминант органичности;

    2. неорганичное конструктивное (механичное) состояние, определяемое средней величиной дисгармонического отклонения и незрелостью детерминант органичности;

    3. неорганичное деструктивное (патологичное) состояние, определяемое максимальной величиной дисгармоничного отклонения и практическим отсутствием детерминант органичности. Переход в патологическое состояние неизбежно ведет феномен к саморазрушению или неспособности противостоять разрушительному влиянию внешней среды.

  5. Соответственно главной задачей субъекта развития социального феномена является заблаговременное определение объективных детерминант органичности объекта развития, определение степени их зрелости и характера результирующего состояния, а также разработка на основе полученных данных и реализация мероприятий, направленных на повышение его органичности.

Таким образом, органичность социального феномена можно понимать как степень соответствия его реального содержания природе этого феномена. Подобное понимание органичности социального феномена в целом соответствует значению слова «органичность», принятому в повседневной речи. Так, словарь «Синонимы. Краткий справочник» сайта Грамота.Ру определяет значение прилагательного «органичный» как «внутренне присущий кому-л., чему-л., неразрывно с ним связанный» и приводит следующий перечень синонимов: имманентный, неотъемлемый, органический, органичный, присущий, свойственный, существенный41.

В целом определение степени органичности социального феномена, в том числе фирмы, создает дополнительные возможности для получения обобщающих представлений о состоянии исследуемого феномена, основных тенденциях его развития, проблемах, которые необходимо преодолеть в целях повышения его органичности, а также действиях, которые в данной ситуации могут быть полезными.

Но задача практического утверждения органичности как определяющей качественной характеристики любого социально-экономического феномена, включая фирму, не может быть решена вне анализа делового окружения фирмы, в том числе теоретических воззрений на природу экономической деятельности, рыночных механизмов и фирмы как таковой. С этой точки зрения авторы монографии исходят из следующих представлений, обоснование которых выходит за рамки исследования:

  1. Экономическая наука в лице своего мэйнстрима на современном этапе развития находится в очевидном механичном состоянии. Это состояние не отвечает требованиям, предъявляемым к науке, призванной играть важную роль в жизнедеятельности человечества, что обусловливает повышение органичности науки.

  2. Ключевой детерминантой органичности экономической науки является рабочая модель человека, очевидная механичность которой, активно защищаемая приверженцами мэйнстрима, и предопределяет механичность экономической науки в целом.

  3. Институциональная и неоинституциональная теории явились существенным шагом в направлении органичности экономической науки, но не сумели выйти за пределы механичности, что помешало им самим стать органичными теориями и снизило степень их воздействия на скорость перехода экономической теории в органичное состояние.

  4. Периферийное место, которое занимает сегодня теория фирмы в системе экономической науки, равно как и ее механичное состояние, также является следствием механичного состояния самой экономической науки и не может быть окончательно преодолено без достижения органичности экономической науки.

  5. Механичное состояние экономической науки, отражающей, с одной стороны, механичное состояние общественного сознания на современном этапе, и продуцирующей, с другой стороны, механичное состояние теории фирмы, снижает эффективность жизнедеятельности человечества и его способность адаптации к условиям прогрессирующей нелинейности общественного развития.

Если же обратиться к проблематике социально-экономического феномена фирмы, то в самых общих чертах органичность фирмы следует понимать как меру гуманистичности всех сторон ее деловой активности, гуманистичности, распространяющейся на стейкхолдеров фирмы, равно как и на все ее социальное окружение. Можно сказать, что активно обсуждающиеся в современных условиях проблемы социальной ответственности фирмы, в том числе связанные с возможной глобальной экологической катастрофой, равно как и с разрушением морали и нравственности, являются отражением в общественном сознании интуитивного постижения сути гуманистичности фирмы. Содержанием же процесса гуманизации деловой жизни общества является создание надлежащих условий для полного самоосуществления всех его членов в процессе следования ими своему призванию, что, к слову, немыслимо вне экологичности корпоративной культуры фирмы и ее безусловной дружественности потребителю, а не промежуточному продавцу.

Органичный подход к адаптационной стратегии фирмы рассматривает ее не как механизм, бездумно реагирующий на управляющие воздействия от собственников или высших менеджеров, а как живой организм, представляющий собою свободную ассоциацию творческих личностей, видящих в фирме средство своего самоосуществления и не нуждающихся во внешнем стимулировании своего творческого участия в ее судьбе.

Очевидно, что органичная фирма лишена всех тех неустранимых недостатков, которыми наделена механичная фирма. При этом самое зримое отличие органичной фирмы от механичной состоит в ее предельной подвижности, мобильности и инновационности. Это не обязательно фирма с фиксированным штатом, необходимостью находиться на служебном месте, что называется, «от и до», вне зависимости от того, нужно это или не нужно. Это, можно так сказать, своеобразный образовательно-деловой клуб, объединяющий равных в своем самоосуществлении, высочайшем профессионализме и наивысшей мотивированности лидеров своего дела, рассматривающих взаимодействие в рамках фирмы сквозь призму достижения собственных целей. И поддерживаемых в этом качестве собственниками и менеджерами фирмы.

Важнейшими характеристиками органичной фирмы являются:

  1. Свободная ассоциация (свободная в смысле входа и выхода), сочетающаяся с жесточайшей технологией взаимодействия, четкой определенностью (в рамках совершенствуемой системы полных, а не частичных контрактов) всего комплекса индивидуальных обязательств и полной ответственностью каждого участника договора за результаты своих действий, причем ответственностью, надежно обеспеченной принадлежащими ему активами, включая поручительские.

  2. Призвание сотрудника как основа его делового представительства в фирме, представительства, образующего специфическую часть делового капитала фирмы. Именно в процессе следования своему призванию человек обретает и наивысший уровень профессионализма, и надлежащий социальный капитал, и необходимую способность действовать в условиях высокой степени неопределенности, усиливаемой ускорением рыночных изменений. А фирма – наивысший потенциал адаптивности.

  3. Самая передовая организационно-технологическая оснащенность, обеспечивающая надлежащую результативность интенсивного взаимодействия участников фирмы вне зависимости от места, в котором они находятся в каждый конкретный момент, и совокупности дел, которыми они занимаются.

В этом случае усилия менеджмента фирмы направляются не на цели административного принуждения или экономического понуждения сотрудника к «правильному» поведению, а на обеспечение (в рамках концепции обеспечивающего управления) необходимых и достаточных условий для его полного самоосуществления. При этом важнейшим предметом организационных усилий менеджмента является создание системы соорганизационного взаимодействия, при которой наилучшие результаты в следовании сотрудника фирмы своему призванию создают надлежащие эффекты и для самой фирмы. Разумеется, при этом следует иметь в виду значимые тенденции развития самого института участия сотрудника, точнее, равноправного партнера фирмы в ее активности. По сути дела речь идет о том, что начавший набирать сегодня силу процесс аутсорсинга сотворит с фирмами то же самое, что сотворил с бухгалтерскими, складскими и управленческими структурами в последней четверти двадцатого столетия Интернет. А именно: каждый человек, достигший необходимого уровня профессионализма:

  1. Будет представлять собою полноценную предпринимательскую единицу базисного уровня, обладающую, по существу, внутренними по отношению к фирме правами юридического лица, надлежащей оснащенностью, необходимой правоспособностью и полной ответственностью за результаты своих действий.

  2. Будет обращен к потенциальным партнерам своим творческим потенциалом, своего рода инновационным паспортом, который будет представлять заинтересованной общественности его призвание и связанную с ним активность (его программы, проекты, операции, фирмы, в которых он участвует, и т.п.).

  3. Будет известен своим профессиональным потенциалом, открытым взаимодействию с любыми фирмами, нуждающимися в его профессионализме выполнения тех или иных задач, что для него составляют суть его призвания, а для сотрудничающих с ним фирм – условие достижения ими своих целей. Эта открытость к использованию потенциала сотрудника одной фирмы лежит в основе концепции органичного союза фирм, поскольку ни одна фирма самостоятельно не может добиться надлежащего успеха.

  4. Будет привлекателен своим обеспечительным капиталом, активы которого – его компетентность и инновационная активность, его интеллектуальная и организационная собственность, его поручительский и материальный капитал, его участья в других фирмах.

  5. Будет охарактеризован своим социальным капиталом, в который будут включен весь спектр его социальных накоплений и социальных возможностей, ибо фирма будет обращаться ко всему богатству потенциала личности. Ибо в этом – залог ее успеха.

Разумеется, в этих условиях корпоративная культура фирмы вынуждена будет претерпеть существенные изменения, связанные, в первую очередь, с переходом от конкурентной модели делового поведения к модели кооперационной. Поскольку в условиях ускорения рыночных изменений главным источником проблем фирмы становится не другая фирма, выходящая на ее рынок либо доминирующая на нем, а собственная неэффективность фирмы, собственное дисгармоническое отклонение, способное очень быстро в условиях ускорения рыночных изменений достичь критической для будущего фирмы величины. И важнейшую роль в этой культурной метаморфозе сыграет институциональное преобразование рынка, осуществляемое в рамках прямого взаимодействия потребителя и производителя.

Естественным в этом смысле является вопрос, насколько верна распространенная точка зрения о том, что в будущем институт фирмы исчезнет вообще, за ненадобностью. Совершенно верна, если вести речь о существующих механичных фирмах, и столь же совершенно не верна, если говорить о фирмах органичных, которые будут развиваться в силу нарастания значимости перечисленных выше процессов, на пересечении которых появился собственно социально-экономический феномен фирмы, но при этом особое значение будут иметь следующие предназначения фирмы:

  1. Наращивание когнитивного потенциала фирмы в форме накопленных знаний, методов их уточнения, систем согласования интересов их разработчиков, инвесторов и потребителей. О.Уильямсон, говоря о роли неявных знаний как когнитивного основания корпоративной культуры, приводит слова М.Полани: «Даже в условиях современной индустрии неявные знания до сих пор остаются важнейшей частью многих технологий. Я лично наблюдал в Венгрии, как в течение целого года на новом импортном оборудовании, предназначенном для выдувания стеклянных шаров для электрических лампочек и аналогичным тому, которое успешно применялось в Германии, не удалось произвести ни одного бездефектного стеклянного шара»42.

  2. Совершенствование корпоративной культуры обеспечения условий для следования каждого сотрудника фирмы его предназначению, следования, сокращающего дисгармонические отклонения и сотрудника, и его коллег, и фирмы в целом.

  3. Повышение производственно-технического и технологического потенциала фирмы, создание обезличенного банка опыта, позволяющего рассчитывать на наилучшее использование накопленного потенциала в меняющихся условиях прогрессирующей нелинейности общественного развития. О.Уильямсон замечает применительно к «обезличенной сохранности технологий», что: «… искусство, которое не практикуется в течение жизни одного поколения, оказывается безвозвратно утраченным… Жалко наблюдать бесконечные попытки при помощи микроскопов и химии, математики и электроники – воспроизвести единственную скрипку, сделанную среди прочих скрипок полуграмотным Страдивари более 200 лет тому назад»43.

Иными словами, органичная фирма не просто будет существовать – наряду с традиционными качествами центра деловой активности она приобретет свойства университета как образовательно-делового центра нового поколения, поддерживающего новое поколение образовательных концепций.

Таким образом, основой стабильного роста конкурентоспособности органичной фирмы станут:

  1. Ориентация ее на создание наилучших условий для самоосуществления каждого своего сотрудника в процессе его следования своему призванию.

  2. Построение бизнеса «от Потребителя», обеспечивающее не только решение проблем эффективного сбыта и получения доступа к «совершенным» кредитным, инвестиционным, инновационным и поручительским ресурсам «от Потребителя», но и «освоение» через потребителя своего делового окружения.

  3. Точный учет всего спектра глобальных процессов развития человечества, использование в своих целях их энергетики и преобразовательного потенциала.

Это, в частности, означает, что органичная фирма значительно лучше использует возможности своего окружения для достижения собственных целей, что она рассматривает ускорение рыночных изменений не как ограничение развития, а как его ресурс. И обеспечивает тем самым лучшие шансы для своей победы в глобальной конкурентной борьбе и достижения стратегической конкурентоспособности. Причем получение конкурентных преимуществ фирмы, ставшей на путь органичной деловой активности, реально уже с первых шагов в нужном направлении, поскольку:

  1. Только фирмы, вставшие на путь повышения уровня своего органичного строения, могут рассчитывать на обеспечение стратегических интересов своих стейкхолдеров.

  2. Только обретение теорией фирмы органичного содержания может стать надежной опорой в деле повышения эффективности фирмы в условиях стремительного возрастания предъявляемых к ним требований, связанных с ускорением рыночных изменений.

  3. Повышение уровня органичности фирмы может стать той «точкой опоры», которая позволит придать необходимый импульс обретению органичного состояния ее окружением.

Органичная концепция фирмы опирается на следующие основные положения, определяющие требования к системе представлений, способных отразить реальное значение органичности общественного сознания:

  1. Любая теория должна строиться по принципу «от общего к частному», при этом в теориях, исследующих проблемы жизнедеятельности человека и человечества, существуют два источника бесконечного познания, а именно собственно человек и человечество. Поэтому обращена такая теория должна быть к человеку, действующему в интересах единства человечества.

  2. Законом жизни каждого человека является закон его полного самоосуществления (самопознания, саморазвития и самореализации) в процессе следование его своему призванию, необходимо связанному со становлением и развитием единого человечества.

  3. Человек, вступивший на путь следования своему призванию, является идеальной объектом и для общей экономической теории, и для теории фирмы, поскольку он в наибольшей степени соответствует понятию «экономического человека» в классической и неоклассической теории экономики, ибо он:

    1. предельно рационален, но не в маниакальном стремлении, например, к накоплению денежных знаков, а в подвижнической нацеленности на следование своему призванию, которое, в условиях адекватной институциональной инфрасреды, необходимо обеспечит и получение им наивысшего финансового дохода;

    2. не нуждается в дополнительной мотивации, ибо находится в режиме эманации своего творческого и иного делового потенциала в интересах своего полного самоосуществления;

    3. наделен всеми необходимыми способностями как к достижению наивысшей компетентности в области своего призвания, так и к выработке наиболее точных знаний, выступая в своей сфере в качестве субъекта снижения неопределенности среды;

    4. обладает чувством собственного достоинства, опирающимся на понимание уникальности как ведущего специалиста в своей области, и предсказуемостью своего делового поведения;

    5. принципиально не способен к скрытому оппортунизму, интригам и действиям, направленным на захват власти в фирме или на целенаправленное нанесение ей ущерба. Его поведение всегда конструктивно, а конфликты связаны с его пониманием тех аспектов ситуации, которые могут быть недоступны пониманию других ее участников просто в силу их недостаточной компетентности в области его призвания;

    6. четко знает, что ему необходимо от фирмы и чем он может быть ей полезен, безупречен в качестве стороны контракта, идеален как исполнитель этого контракта;

    7. исключает самую возможность проявления отлынивания в любой форме, является образцом трудового энтузиазма и творческого подхода;

    8. благотворно влияет на морально-психологический климат в фирме, способен выступать учителем для ее собственников, руководителей и сотрудников, а также наиболее эффективным экспертом во всем, что касается сферы деловой активности фирмы, охватываемой его призванием;

    9. крайне уважителен к профессионалам своего дела, безоговорочно принимает их точку зрения как данность, как объективный внешний фактор, является идеальным партнером, готовым идти на компромиссы по объективным основаниям.

Вместе с тем «человек призвания», или «органичный человек» составляет весьма серьезную проблему для собственников, для руководителей и для персонала фирмы, поскольку он:

  1. Нетерпим к любому проявлению некомпетентности, в том числе прикрывающемуся обращением менеджмента к административным рычагам, требует уважения к своим знаниям и своему авторитету в области, в которой он обладает высшей компетентностью.

  2. Активно противостоит попыткам навязать упрощенные модели взаимодействия сотрудников фирмы, основанные на администрировании, облегчающем ситуацию руководителей и собственников фирмы, но снижающем ее эффективность.

  3. Требует предельно тонкой настройки и постоянной тончайшей подстройки всех нюансов контракта, заключенного им с фирмой и служащего основанием для взаимодействия с нею, готов незамедлительно покинуть фирму в случае мельчайших проявлений непорядочности и неуважения.

  4. С уважением относится исключительно к профессионалам, занимающимся своим делом, нетерпим ко лжи, фальши и необоснованным претензиям на авторитет тех руководителей и сотрудников фирмы, которые находятся, по его мнению, не на своем месте.

  5. Непреклонен в отстаивании своих позиций в том, что знает лучше других, и не идет ни на какие компромиссы по сути дела, хотя готов обсуждать компромиссные решения с людьми, обладающими в его глазах авторитетом и располагающими серьезными основаниями для модификации его позиции.

  6. Предъявляет высокие требования к адаптивным способностям фирмы, связанными с необходимостью ее реагирования на изменения среды, особенно в сфере его компетентности, является в этом качестве источником давления на руководство фирмы.

  7. Служит продуцентом инновационных инициатив, последователен в отстаивании своей позиции, направленной на повышение конкурентоспособности фирмы и связанной, в том числе, с укреплением его статуса как ведущего эксперта в своей области.

Разумеется, появление рабочей модели подобного человека отнюдь не облегчит жизнь экономистам, но поможет существенно повысить качество экономических исследований и их практическую значимость. Предложенное обогащение рабочей модели человека в экономической науке влечет за собою необходимость самого решительного изменения представлений о человеке, содержанием которого является переход от упрощенного воззрения на него как на орудие, объект управления, к воззрению на человека как на субъект деловой активности. Такой переход представляется весьма знаменательным как для практиков-управленцев, прибегающих к рычагам административного принуждения или экономического понуждения во всех случаях, когда у них не хватает аргументов для убеждения своего персонала, так и для экономической науки, на протяжении всей своей истории тяготеющей к предельно возможному упрощению рабочей модели человека, лежавшей в основании конкретных теорий.

С практической точки зрения органичность фирмы определяется характером базового контракта, который регулирует отношения между фирмой и ее сотрудниками. Если механичная фирма опирается на частичный (несовершенный) контракт, который обращен к предельно узкому спектру инструментальных качеств человека, то фундаментом органичной фирмы является полный (совершенный) контракт, содержанием которого является создание со стороны фирмы необходимых и достаточных условий для предельно возможного самоосуществления (самопознания, саморазвития и самореализации) ее сотрудника. На базе полного контракта, определяющего суть взаимоотношений между фирмой и ее сотрудником, может заключаться неограниченное число частных контрактов, что позволяет в максимальном объеме включать в социально-экономическую активность фирмы весь спектр способностей и возможностей ее сотрудника.

Разумеется, переход фирмы из механичного состояния в органичное представляет собою весьма сложную задачу, поэтому в рамках монографии рассматривается система стартовых шагов, нацеленных на укрепление органичных детерминант фирмы и преодоление ее дисгармонического разрыва, что способных в кратчайшие сроки обеспечить существенное повышение эффективности фирмы. И в первую очередь здесь речь идет, с одной стороны, о поддержке фирмой органичного подхода к управлению ее адаптивностью, а с другой – о всемерном развитии межфирменной кооперации, ядром которой является соответствующая гармонизация отношений фирмы со своими стейкхолдерами.

В основе органичной адаптивности фирмы к ускорению рыночных изменений лежат, таким образом, следующие характеристики фирмы:

  1. Опора на сотрудников, обладающих благодаря неукоснительному следованию своему призванию максимальной компетентностью в сфере своего призвания и способностью принимать единственно верные решения в условиях нарастания рыночной неопределенности, связанной с ускорением рыночных изменений.

  2. Наделение сотрудников, следующих своему призванию, необходимыми для выполнения их функций полномочиями и фондами, в том числе по самостоятельной консолидации внешних и внутренних ресурсов. Обеспечение одновременно с этим надлежащей ответственности этих сотрудников за причинение своими действиями или своим бездействием фирме убытков.

  3. Использование бесконечной мотивации сотрудника, следующего своему призванию, на достижение наивысшей эффективности деловой поведения фирмы в сфере своего попечения, а также потенциала привлечения сотрудником собственных возможностей для решения стоящих перед ним задачи.

В известном смысле можно утверждать, что органично адаптирующаяся к ускорению рыночных изменений фирма, органичная фирма является «предельным случаем», «точкой притяжения», «абсолютной перспективой» для концепций адаптивной корпорации и адхократической организации, введенных в научный оборот Э.Тоффлером44, сетевого предприятия М.Кастельса45, креативной корпорации и множества других концепций, являющихся, по сути дела, предчувствием органичной концепции фирмы, но не способных пока выйти за пределы механичного понимания социально-экономического феномена фирмы. Весьма показательными в этом смысле являются следующие суждения по поводу этих концепций.

«…порожденная индустриализмом и неизбежно принимающая характер "императивно координируемой ассоциации", традиционная корпорация способна эффективно обеспечивать прогресс производства только в том случае, когда работники лишены возможности самостоятельно владеть средствами производства и использовать их. Однако в современных условиях, когда основным производственным ресурсом становятся информация и знания, в таком характере соединения рабочего с условиями его труда уже нет прежней необходимости. Ранее корпорация открывала возможность росту производительности труда посредством организации массового производства; теперь потребность в таковом весьма условна»46.

«…сущностной чертой современной корпорации является соединение людей, обладающих как способностью к труду, так и средствами производства, в единый социальный организм. Это организация, не диктующая своим членам некие заданные принципы, а, напротив, являющаяся выражением их взаимодействующих индивидуальностей. В этих условиях корпорация "более не рассматривается как конкретное выражение капитализма, лучше всего ее можно определить в терминах управления рынками и технологиями, а не рационализации классового правления»47.

«В эпоху индустриализма бюрократия оставалась доминирующей формой организации. Как фабрика производила стандартизированную продукцию, так и бюрократия была машиной, принимавшей стандартизированные решения. Бюрократии присущи формализированное разделение функций, выполнение рутинных операций, постоянство и строгая иерархичность. Высшее руководство принимает решения, выпускает инструкции, которые передаются вниз, где и совершается работа. Такая система способна выполнять ограниченное количество повторяющихся функций в относительно предсказуемых обстоятельствах. Поэтому она стала основной формой человеческой организации в индустриальную эпоху.

В супериндустриальном обществе бюрократия будет постепенно вытесняться адхократией, структурой холдингового типа, координирующей работу множества временных рабочих групп, возникающих и прекращающих свою деятельность в соответствии с темпом перемен в окружающей организацию среде»48.

«Супериндустриальная революция делает более разнообразной экономическую, технологическую и социальную среду, в которой действует корпорация, и поэтому требует от ее руководства более гибкой и быстрой реакции. Поскольку изменения характера спроса, возможностей и требований идут стремительнее, чем когда-либо раньше, а движение соответствующей информации вверх по иерархической лестнице происходит достаточно медленно, руководители различных уровней, вплоть до высшего руководства, не успевают полностью аккумулировать опыт решения какой-либо одной проблемы. Расстояние между верхними и нижними эшелонами определяется не только размерами нижестоящих подразделений или количеством промежуточных уровней, но и разнообразием сведений, которые надлежит обработать. Как следствие, эффективные решения должны сегодня приниматься на все более и более низких уровнях организации. Требования участия в управлении продиктованы, таким образом, не политической идеологией, а тем, что система в ее нынешнем структурном виде не в состоянии эффективно реагировать на быстро изменяющуюся среду»49.

«Речь идет о конкуренции между двумя основными исторически сложившимися воззрениями на существо организации как на механизм или как на организм. Или говоря другими словами - как на неживое или живое. Данный «водораздел» просматривается во всех более или менее целостных концепциях менеджмента. Он может быть признан одним из принципиальных критериев для классификации управленческих концепций и методов. В этом смысле первые указания на органический характер происходящих в организации процессов можно найти еще у Анри Файоля»50.

Глава 2. Динамика и содержание рыночных изменений

Проблема ускорения рыночных изменений, несмотря на свою очевидную значимость для человеческого сообщества вообще и для фирмы в частности, находится, по сути дела, вне поля зрения общественного сознания и не получает надлежащего отражения в научном поиске и практическом действии человека. Хотя значение перемен настолько велико, что, по мнению С.Бира, «на фоне всех культурных, исторических и философских доказательств о том, что нет никакой проблемы адаптации, динозавры все же остаются. Их погубила не атомная бомба, ни другое какое-то особое событие, но темпы перемен… Именно темп, скорее чем сами перемены, это то, к чему мы должны приспособиться»51. И добавлял: «Когда мы обращаемся к управлению — будь то фирма или страна, или международные дела, то встречаемся все с той же проблемой — проблемой приспособления… Вопрос не в том, как часто пытаются представить дело, чтобы использовать "лучшие методы" или "передовую технику". Такая точка зрения была хороша в самом начале экспоненциальной кривой прогресса. Сегодня требуется тотальная переоценка наших методов управления, которая, в свою очередь, охватывает также требования переоценить организации, которые нами управляют. Здесь наряду с чисто технологическими возникают весьма трудные психологические проблемы относительно выбора нового курса. Кто-то из числа руководителей фирмы может предвидеть появления технологии В и ее влияние на дела фирмы. Другие, вполне естественно, склонны объявить такого человека сумасшедшим. Более того, любой, знающий фирму, заявит, что технология В ничего общего не имеет с ее производством. Предположим все же, что битва выиграна и люди постепенно убедились в важности технологии В. Но еще предстоит принять решение о капиталовложениях и решить много других проблем. Некоторые совершенно справедливо укажут, что капиталовложения в технологию В могут истощить ресурсы фирмы. Неверно оценив момент времени, они могут не поддержать технологию А в период, когда она еще дает прибыль, но вместе с тем упустить возможность получения прибыли за счет технологии В, поскольку фонды исчерпались. Все это важные обстоятельства. Однако может случиться обратное: если директор фирмы слишком затянет решение, то фирма уступит свою долю рынка конкурентам, которые правильно оценили фактор времени.

Эта дискуссия выливается в проблему корпоративного планирования. В прошлом руководство фирмы мало что слышало на эту тему, но вопрос планирования стал внезапно модным. Возможно, это еще одно проходящее увлечение школ бизнеса и консультативных компаний. Я утверждаю, что это не так по причинам, указанным в начале этой главы. Фирмы всегда сталкивались с проблемами корпоративного планирования, но они их достаточно легко решали, поскольку линия технологического развития была почти горизонтальной. Сегодня, как отмечалось, она стремится вверх все круче и круче. Следовательно, проблема приспособления фирмы, которая является проблемой планирования, оказалась не таким уж простым делом. Планирование стало делом высшей ответственности. Короче говоря, потребовалось 500 лет, прежде чем Сикорский сделал коммерческим продуктом вертолет, предложенный Леонардо да Винчи, но в течение 20 лет после появления первого компьютера в Пенсильванском университете он не только стал коммерческим товаром, но и обещает управлять всем миром. Фактически и наука находится в начале своего развития, поскольку едва ли не все ученые, когда-либо творившие, живы до сих пор. Такова кривая бурного роста самой науки, и с этим столкнулся современный мир. Как управлять фирмами, как их организовывать, как их обслуживать, как и что делать в правительстве, в промышленности, в бизнесе, теперь далеко не известно. Прошлые знания, как и прошлый опыт, стали почти бесполезны. Мы все оказались в положении экспериментаторов»52.

С.Бир писал эти строки несколько десятилетий назад, но и сегодня нарастающий темп перемен в целом и ускорение рыночных изменений в частности не оказались в центре внимания собственников и менеджеров фирм. Возможно, в том числе и потому, что механичная общественная наука, в том числе ее авангард постижения закономерностей хозяйственной жизни, экономическая наука, не осознала всей значимости проблемы ускоряющихся общественных и рыночных изменений.

Если С.Бир рассматривал проблему темпа перемен сквозь призму именно фирмы, то Э.Тоффлер сосредоточил свои усилия на цивилизационных аспектах этого процесса. Его язык отличается от принятого в экономическом исследовании, но его взгляд на проблему как одного из ведущих в мире экспертов в сфере прогнозирования и автора концепции адаптивной фирмы отнюдь не становится от этого менее показательным:

«Мощный прилив бьется сегодня о многие страны мира, создавая новую и часто весьма странную среду, в которой людям приходится работать и отдыхать, вступать в брак, растить детей, уходить на пенсию. В этой озадачивающей ситуации бизнесмены плывут против крайне изменчивых экономических течений; политики сталкиваются с тем, что их рейтинг по непонятным причинам скачет то вверх, то вниз; университеты, больницы и другие учреждения без всякой надежды сражаются с инфляцией. Системы ценностей рушатся и раскалываются, и спасательные шлюпки семьи, церкви и государства исступленно носятся в этом пространстве.

Глядя на эти ужасные перемены, мы можем рассматривать их как отдельные, изолированные друг от друга свидетельства нестабильности, аварийной обстановки, бедствия. И все же, если мы отойдем назад, чтобы охватить взглядом больший период времени, нам станут очевидными вещи, которые в противном случае остались бы незамеченными.

Многие из сегодняшних перемен взаимозависимы и не случайны. Например, разрушение малой семьи, глобальный энергетический кризис, распространение "культов" и кабельного телевидения, рост работы со скользящим графиком и соглашений о дополнительных льготах, появление сепаратистских движений на пространстве от Квебека до Корсики, - все это может казаться лишь отдельными явлениями. Однако верна иная точка зрения. В действительности все эти явления представляют собой компоненты одного гораздо более крупного феномена - гибели индустриализма и роста новой цивилизации.

До тех пор пока мы думаем о них как об отдельных переменах и упускаем из виду их включенность в процесс более крупного масштаба, мы не можем найти последовательный и эффективный ответ на связанные с ними проблемы. Если мы действуем как индивиды, то наши решения этих проблем остаются бессмысленными или саморазрушительными. Выступая в роли правительств, мы, спотыкаясь, движемся от кризиса до краха и входим в будущее, шатаясь, без ясного плана, без надежды, без какого-либо предвидения.

Не обладая общей схемой, необходимой для понимания столкновения сил, действующих в современном мире, мы подобны корабельной команде, попавшей в шторм и пытающейся продвигаться среди опасных рифов без компаса и карты. Находясь среди воюющих друг с другом узких специалистов, погруженных в пучину фрагментарных данных и тщательного, ничего не упускающего анализа, мы должны признать, что синтез в этой ситуации не просто полезен, - на самом деле ему принадлежит решающая роль»53.

Важным отличием трудов Э.Тоффлера от творений других специалистов, посвящающих свои усилия выявлению проблем, связанных с ускорением общественного развития, является представление достаточно широкого круга сведений, демонстрирующих для нас реальную значимость этой проблемы. Значимость этой демонстрации связана, скорее всего, с низкой культурой исторического мышления человечества, склонного воспринимать существующее положение дел как таковое, а не в контексте реального темпа изменений. Э.Тоффлер напоминает, что «…если последние 50 000 лет существования человека разделить на отрезки жизни приблизительно в 62 года каждый, то ока­жется около 800 таких отрезков жизни. Из этих 800 полных 650 прошли в пещерах. Только за последние 70 таких отрезков жизни стало воз­можным эффективно передавать информацию от одного поколения к другому благодаря письменности. Только в последние шесть отрезков жизни массы людей увидели пе­чатное слово. Только за последние четыре стало возмож­ным измерить время с любой степенью точности. Только в последние два кто-то где-то использовал электрический двигатель. И подавляющее большинство всех материальных благ, которыми мы пользуемся в повседневной жизни в настоящее время, были придуманы в течение настоящего, 800-го отрезка жизни»54.

Э.Тоффлер конкретизировал эту четко выраженную тенденцию прогрессирующей нелинейности общественного развития через количественный анализ динамики изменений в самых различных сферах человеческой жизнедеятельности: в сельском хозяйств, в биологической истории человечества, в урбанизации, в потреблении энергии, в росте промышленного производства. Не оставил он без внимания изменение в технологии, проявившееся и в скорости передвижения, и в темпах нововведений, и в накоплении знаний55.

В современных условиях темп изменений возрос еще больше, и его тенденция к прогрессированию подтверждается результатами исследования, объявленными в середине марта 2007 года корпорацией EMC. Собственно исследование под названием «Растущая цифровая среда. Прогноз всемирного роста объемов информации до 2010 года»56 было выполнено по поручению EMC компанией IDC. Это исследование выявило следующие тенденции, касающиеся важнейшей сферы деятельности фирмы, сферы информации, которую необходимо учитывать в процессе подготовки и принятия управленческих решений:

  1. В 2006 году количество созданной и скопированной во всем мире информации было равно 161 экзобайту (1 экозбайт равен 1 миллиону гигабайт), что примерно в 3 миллиона раз больше, чем содержится во всех когда бы то ни было написанных книгах. Но уже в 2010 году будет создано и скопировано 988 экзобайт, что превышает цифру 2006 года более чем в 6 раз, при этом ежегодный прирост информации составит 57 процентов.

  2. К 2010 году почти 70 процентов информации будет создаваться отдельными пользователями, 85 процентов – контролироваться фирмами, что приведет к решительному изменению системы работы фирмы с информацией, как в процессе ее производства, так и в процессе ее использования.

  3. Кардинально возрастет интенсивность обмена информацией, величина которого только по обмену SMS составляет сегодня 6 экзобайт. Так, ожидается, что к 2010 году число учетных записей по обмену мгновенными сообщениями возрастет до 250 миллионов.

  4. В 1996 году всего 48 миллионов человек регулярно пользовались Интернетом. В 2006 году их чисто возросло до 1,1 миллиарда, а к 2010 году дойдет до 1,6 миллиарда пользователей.

  5. Темпы роста объема цифровой информации в развивающихся странах будут превышать темпы роста объема информации в развитых странах на 30-40 процентов.

Применительно к предмету монографии особое значение имеет прогноз о том, что более 95 процентов в целом и 80 процентов всей информации составляют неструктурированные данные, правила же и стандарты распространяются на 20 процентов информации, еще для 30 процентов могут быть введены требования безопасности.

Остроту информационной ситуации фирмы подтверждает и один из мировых лидеров информационного рынка, корпорация IBM, обратившая внимание на то, что «в условиях стремительного роста объемов цифровых данных (по прогнозам, к 2010 году они будут удваиваться каждые 11 часов), клиенты ежедневно сталкиваются с комплексом сложных проблем управления информацией, связанных, в том числе, с глобализацией, слияниями, приобретениями и соблюдением нормативных требований»57.

Как утверждает ведущий технический эксперт TopS BI А.Назарбаев, «объем корпоративной информации с каждым годом увеличивается, и очень серьезно. В соответствии с отчетами IDC рост объемов хранимых и обрабатываемых данных составляет более 70 процентов в год. В среднестатистической современной компании три тысячи сотрудников ежедневно передают по электронной почте терабайт данных. Всего в мире, по подсчетам Gartner, в 2005 году отправлялось 36 миллиардов электронных сообщений в день – в три раза больше, чем в 2001-м…

Ситуация осложняется требованиями нормативных актов и внутрикорпоративных стандартов, предписывающих длительное хранение некоторых видов информации – иногда в течение 5-10 лет. А это значит, что компания, имеющая корпоративные данные скромного объема в 1 Тбайт и показывающая рост этих объемов 60 % в год (не самый большой по современным меркам), через десять лет будет хранить уже 110 Тбайт»58. Российский же рынок информационных технологий, по данным В.Карачаровского (CNews), развивается в 4-5 раз быстрее, нежели ИТ-сектор любой другой страны мира (21% по сравнению с 4-5 % в США и Европе, чуть более 1 % в Японии, 4,6 % по миру в целом). При этом «российский ИТ-рынок пока хоть и не похож на западный и мировой, но по динамике (сокращение темпов роста) и структурным изменениями (опережающий рост расходов на ИТ-консалтинг) начинает его отдаленно напоминать». В числе причин замедления – то, что «оставшиеся вне поля информатизации российские предприятия либо озабочены решением более насущных проблем обновления основных фондов, либо не имеют достаточных возможностей для проведения крупномасштабных ИТ-проектов, соответствующей же промышленной политики в России пока не проводится»59.

Но эти цифры, впечатляющие сами по себе, отнюдь не являются критичными с точки зрения адаптации фирмы к ускорению рыночных изменений, хотя и справляться с растущими такими темпами объемов данных с каждым годом становиться будет все сложнее. Главной проблемой является проблема интерпретации получаемых (зачастую более чем случайным образом) данных для подготовки и исполнения значимых для фирмы решений в условиях ускорения рыночных изменений. Одним из важных тезисов, поддерживаемых монографией, является тезис о безусловном приоритетном значении данных о наиболее глубоких, скрытых от поверхностного взгляда, тенденциях рыночного развития, доля которых в общем объеме данных исчезающее мала, по отношению к данным о частных событиях, составляющих львиную долю в общем объеме циркулирующей в мире деловой информации.

При этом можно следующим образом представить структуру во многом противоречивых изменений в обществе, оказывающих определяющее влияние на динамику и содержание рыночных изменений:

  1. Нарастание темпа общественных изменений как главная проблема для человека, фирмы и человечества, необходимость ее осознания, понимания и построения эффективных стратегий опережающего отражения этих изменений как ключевого фактора конкурентоспособности, увеличение в этой связи роли научного познания, и, прежде всего, экономической теории.

  2. Изменение общества, личности, власти, элит:

    1. распространение меркантилизма, распад идеалов, разрушение традиционных общественных институтов (общины, семьи, морали, нравственности), повышение риска оппортунизма, отлынивания, поведения «пассажира», опирающихся на феномен безнаказанного предательства интересов фирмы, ее менеджеров и ее собственников, и т.п.;

    2. снижение предсказуемости поведения бюрократии, необходимость учета личных, слишком часто противоречащих публичным, интересов конкретных бюрократов, повышение связанных с ними рисков для фирмы и ее стейкхолдеров

    3. возрастающая востребованность (на фоне разлагающего влияния рыночного фундаментализма) духовных идеалов и «человеческих» социальных связей, определяемая жизненной необходимостью самоосуществления каждого человека в процессе возвышения его самореализации от материальных стимулов через ценности общества к эманации Духа.

  3. Политические изменения (распад Советского Союза и всего социалистического лагеря, непростая взаимная адаптация бывших стран народной демократии к жизни в новых условиях, нарастание социалистических настроений в Латинской Америке, угроза международного терроризма, повышение роли Китая, Индии, других стремительно развивающихся стран, распространение ядерного и иного оружия массового поражения, сепаратистские тенденции в самых развитых странах и т.п.).

  4. Изменение потребительских предпочтений, нарастание новых тенденций, в числе которых следует отметить:

    1. рост требовательности к качеству продукции (особенно – к качеству продовольственной продукции)

    2. стремление к новизне и адекватной современному этапу развития общества функциональной оснащенности и обслуживания высокотехнологичных товаров, ускорение процесса обновления этих изделий и смены их поколений;

    3. возрастание роли эстетических качеств продукции;

    4. рост престижного, показного и праздного потребления;

    5. усиление влияния этического потребления, связанного, в первую очередь, с ужесточением контроля общества за экологическими последствиями производства.

  5. Снижение роли общенационального рынка при одновременном росте значения глобального рынка.

  6. Эрозия общественных ценностей, повсеместное наступление рыночного фундаментализма на семейные и духовные ценности, сферу образования, медицины и культуры, иные сферы общественной жизнедеятельности, где доминирование мотива прибыли принципиально недопустимо и губительно для общества.

  7. Возрастание политической активности населения (этичное отношение к животным, антиядерные выступления и т.п.)

  8. Ускорение общественного развития, проявляющееся в росте потребление энергии, экспоненциальном увеличении объема и разнообразия производимой информации, опережающей урбанизации населения, устаревании профессиональных знаний, появлении новых кадровых требований и т.п.

  9. Отток производства из основных производственных центров, перспектива потери традиционными центрами своей власти и влияния в пользу национальной и международной периферии.

  10. Падение значимости фабрики (завода) как основного производственного центра, перемещение центра деловой активности все большего числа людей «на дом», развитие на этой основе аутсорсинга, являющегося значимой демонстрацией изменение роли и характера фирмы в условиях ускорения рыночных изменений.

  11. Прогрессирующее снижение эффективности производственной и государственной бюрократии, вызывающее необходимость перехода к адхократии, в перспективе – к нетократии60.

  12. Необходимость способности к быстрому переучиванию и освоению принципиально новых областей, новых возможностей, новых сфер компетентности (роль многомерного творчества).

  13. Нелинейность и многоаспектность рыночного развития как важнейшее качество ускоряющихся рыночных изменений, к которым должна адаптироваться стремящаяся к стабильности корпоративная культура, при этом девизом фирмы должно стать «Единственная стабильность, на которую может рассчитывать в современных условиях фирма, это стабильная нестабильность».

Разумеется, этим перечнем не исчерпывается многообразие изменений в обществе, связанных, в первую очередь, с повышением инновационной активности членов планетарного сообщества, но он дает некоторое представление о размерности проблемы, которая встает сегодня перед фирмой.

Основные факторы и тенденции изменений глобального рынка

Ускорение как имманентное свойство рыночных изменений, значимость которого в условиях становления постиндустриального общества выходит на первый план, относится к классу явлений нелинейности, которые рассматриваются научным сообществом в качестве универсальной характеристики материального и социального бытия. О нелинейности говорят и математики, и физики, и историки, и социологи, и экономисты, и психологи. Столь обширный взгляд на понятие нелинейности неизбежно порождает его сложность и многозначность, требующую самостоятельного рассмотрения источников нелинейности, ее природы и характера развертывания. В монографии явление прогрессирующей нелинейности (ускорения) рыночных изменений рассматривается в контексте следующих своих проявлений:

  1. Нарастающая неопределенность, в том числе неопределенность латентная, скрывающаяся порою за кажущейся определенностью ситуации фирмы. Смысл этого проявления ускорения рыночных изменений заключается в том, что реальные изменения, вызывающиеся им, происходят быстрее, нежели их успевает фиксировать линейное мышление собственников и руководителей фирмы. Эти изменения касаются значительно большего числа сфер жизнедеятельности, нежели способно охватить линейное мышление руководства фирмы. Наконец, эти изменения проявляются в значительно большем разнообразии нюансов, нежели их может воспринять механичная корпоративная культура фирмы.

  2. Возрастающая нестабильность, связанная, в том числе, с неизбежно различной реакцией участников рынка на нарастающую неопределенность. В основании подобного различия в реакциях также лежит линейное мышление лиц, принимающих решения, более устремленные в прошлое, нежели в будущее. Не всегда полное понимание ситуации, сложность правильного предсказания поведения партнеров по бизнесу или конкурентов, страх потерять свои позиции и оказаться не способным обеспечить надлежащий рост конкурентоспособности фирмы, – все это в сочетании с таким свойством человеческой натуры, как ошибочность61, вполне может привести к неверным решениям и вызвать крах фирмы и потерю собственниками своих инвестиций.

  3. Прогрессирующее усложнение всех сторон общественной жизни, которое вызывается как многоаспектностью объективного процесса ускорения общественного развития, так и непредсказуемостью реакции на это ускорение все более возрастающего числа субъектов деловой активности. В основе многоаспектности лежит лавинообразный поток технологических и иных инноваций, меняющих самым неожиданным образом существующие сферы жизни и интенсивно формирующих новые деловые области.

Если же рассматривать проблему ускорения рыночных изменений в аспекте глобальных последствий, вызываемых всей совокупностью тенденций развития человечества, то здесь можно прогнозировать достаточно существенные модификации рынка, остающиеся за пределами традиционного линейного прогнозирования, зачастую осуществляемого методами простейшей экстраполяции. Эти изменения затронут, и весьма серьезным образом, едва ли не все сферы жизнедеятельности фирмы, и ее будущее в решающей степени зависит от того, насколько она будет к ним готова. Приведем пример основных рыночных изменений, вызываемых уже сложившимися и набирающими силу тенденциями общественного развития:

  1. Преобразование традиционного экстенсивного рынка, поддерживающего взаимодействие потребителя и производителя через экстенсивные механизмы коммерческого посредничества, бюрократического регулирования и рекламного информирования, в интенсивный рынок прямого взаимодействия потребителя и производителя, обладающий существенно более высокой эффективностью в сравнении с традиционным рынком.

  2. Замещение органов косвенного контроля рыночного оборота, государственных и иных органов, на институты прямого контроля и прямого управления производительными силами, формируемые консолидированным потребителем и обеспечивающие непрерывный всеобъемлющий мониторинг производства всего спектра необходимых потребителю товаров, участий и услуг.

  3. Возрастание инвестиционной активности консолидированного потребителя, направленной на создание индустрии производства необходимых потребителю товаров, участий и услуг, характеризующихся предельной экологичностью, технологичностью, опирающейся на культуру управления сменой одновременно всего комплекса технологий, и дружественностью потребителю.

Эти и иные изменения, которые можно прогнозировать в качестве результата действия глобальных тенденций общественного развития, способны существенно повлиять на эффективность многих фирм, но их вероятность лежит вне поля зрения их руководителей и собственников, уверенных в неизменности основных констант их сегодняшнего делового окружения.

Ускорение рыночных изменений носит выраженный характер. Для фирмы, нацеленной на последовательное наращивание своего адаптационного потенциала и своих способностей к победе в глобальной конкурентной борьбе, ускорение рыночных изменений влечет за собою следующие основные последствия:

  1. Возрастание требований к системам межфирменного взаимодействия фирмы с ее партнерами, потребителями и поставщиками. При этом в центре внимания должна находиться не столько статическая, коммерческая кооперация, поддерживающая существующие производственные связи и обслуживающая налаженное производство, сколько динамическая, инновационная кооперация, нацеленная на ускоренное внедрение нововведений, прежде всего – внедрение фирмой новой продукции. Динамическая кооперация предъявляет к ее участникам высокие требования к качеству межкорпоративной культуры инновационного программирования, проектирования и маркетинга. И требования эти касаются не апостериорного, последующего по отношению к производству нового продукта, а априорного, предварительного взаимодействия на самых ранних стадиях работы над новым продуктом, в условиях, когда его продажи могут начинаться даже ранее, нежели завершится его проектирование (и это – тоже одно из проявлений уплотнения делового времени и ускорения рыночных изменений). Взаимодействия не механичного, реализуемого в формальной плоскости договора купли-продажи, а органичного, утверждающего интенсивные взаимоотношения фирмы, ее партнеров и ее потребителей.

  2. Неизбежность целенаправленной модификации корпоративной культуры фирмы. Эта неизбежность касается и предельной точности мировидения, лежащей в основе корпоративной культуры, и глубокого понимания глобальных тенденций, формирующих содержание процесса ускорения общественного развития, и эффективного использования всего комплекса средств активной адаптации фирмы к меняющимся условиям ее функционирования. Именно культурная задача, обеспечивающая достижение фирмой своей предельно возможной эффективности, и является в условиях ускорения общественного развития той «точкой опоры», при помощи которой можно ставить и решать задачи обеспечения роста стратегической конкурентоспособности фирмы.

  3. Необходимость непрерывного изменения методов подготовки, принятия и исполнения всего спектра управленческих решений, в том числе - решений инвестиционных и, в особенности, инновационных. Эта необходимость вызывается к жизни, с одной стороны, требованиями непрерывной адаптации фирмы, ее собственников и ее менеджмента к ускоренно и непредсказуемо меняющимся условиям, а с другой – снижением эффективности традиционно применяемых методов решения отдельных классов проблем, а порою и переходом методов, еще недавно дававших нужные результаты, в разряд контрпродуктивных. Инерция корпоративной культуры имеет глубинные корни как в человеческой психике, изначально формируемой по линейному образцу (в рамках, в первую очередь, школьного образования), так и в отчужденности большинства сотрудников механичной фирмы от целей, преследуемых как ее собственниками, так и ее руководителями. А также – в недостаточном внимании руководства фирмы к проблемам, порождаемым ускорением рыночных изменений.

Это ускорение, таким образом, предопределяет приоритетное значение перехода фирмы от разрозненных и бессистемных технологических новаций, которые давали вполне удовлетворительные результаты в период слабо выраженного ускорения общественного развития, к управлению сменой одновременно всего комплекса технологий, влияющих на адаптивность и конкурентоспособность фирмы. Именно овладение процессом постоянной многосторонней оптимизации корпоративного управления и является ключевым инструментом надлежащей адаптации фирмы к нарастанию темпа рыночных изменений. При этом особое значение приобретает овладение теми аспектами культуры управления сменой технологий, что распространяются не только и не столько на собственно производственные технологии, сколько на организационные, мотивационные и иные социальные решения.

Проявления ускорения рыночных изменений, которые станут весьма существенными факторами, влияющими на конкурентоспособность фирмы, уже в ближайшем будущем, должны оказаться в центре внимания ее собственников и руководителей, заинтересованных в наращивании конкурентоспособности фирмы в стратегической перспективе. И привести их к пониманию важности выделения процессов мониторинга этих изменений как ее важнейшей внутренней функции фирмы, в рамках которой и будут решаться задачи повышения адаптивности и стратегической конкурентоспособности фирмы. При этом особое внимание должно быть обращено на следующие проблемы, обостряющиеся в результате ускорения рыночного развития.

Проблема неопределенности

Проблема неопределенности входила в поле зрения экономической науки достаточно непросто, поскольку она вносила возмущения в стройную картину экономического моделирования и подвергала сомнению один из основных постулатов классической экономической теории о совершенной информации, которой располагают в каждый момент времени все экономические агенты. И одним из первых, кто поднял проблему неопределенности на достойный ее значения уровень, стал Ф.Найт, выпустивший в начале 20-х годов прошлого столетия свой классический труд «Риск, неопределенность и прибыль». В этом труде Найт, достаточно скептически относившийся к формалистическим изысканиям классической экономической теории, сосредоточил свое внимание на содержательных аспектах неопределенности как ключевой проблеме, с которой сталкиваются все без исключения участники экономических отношений, и вне рассмотрения которой нельзя понять сущности многих экономических явлений, в том числе природу прибыли.

Так, Ф.Найт прямо указывает, что «наличие или отсутствие неопределенности – наиболее важный фактор, определяющий фундаментальное различие между условиями, которые приходится принимать в теории, и теми, которые фактически имеют место»62. И постепенное «освоение» неоклассической экономической теорией явления неопределенности стало одним из подтверждений постепенного «очеловечивания» экономического человека, «действовавшего» ранее в условиях полной информации, полной компетентности и полной рациональности. Эта проблема, присущая по своей природе человеческому обществу, обладающему бесконечным числом степеней свободы и наличием достаточного большого числа субъектов активности, поведение которых может рассматриваться в известной степени как иррациональное и непредсказуемое, задает важнейшую характеристику принципиальной неопределенности глобального делового пространства, в котором приходится действовать реальному человеку и реальной фирме.

В целом неопределенность соотносится обычно с риском. Именно на это обстоятельство обращает внимание читателя своей книги «Риск, неопределенность и прибыль» Ф.Найт: «неопределенность в том смысле, который придается ей в этой книге, радикально отличается от привычного представления о риске. До сих пор эти понятия не были должным образом разделены … измеримая неопределенность, или собственно «риск», настолько отличаются от неизмеримой определенности, что по существу вообще не являются неопределенностью. Соответственно мы ограничим употребление термина «неопределенность» случаями неколичественного рода»63. И, сделав подобное предостережение не очень внимательному читателю, следующим образом определяет природу риска и неопределенности: «Практическое различие между категориями риска и неопределенности состоит в том, что, когда речь идет о риске, распределение исходов в группе случаев известно либо благодаря априорным расчетам, либо из статистических данных прошлого опыта, тогда как в условиях неопределенности это не так по той общей причине, что ситуация, с которой приходится иметь дело, весьма уникальна, и нет возможности сформировать какую-либо группу случаев. Лучше всего неопределенность можно проиллюстрировать в связи с вынесением суждения или формированием мнений по поводу будущего хода событий; именно такие мнения, а отнюдь не научное знание чаще всего управляет нашим целенаправленным поведением»64.

В своей статье «Понятие риска и неопределенности», опубликованной в 1921 году, Ф.Найт пишет, что «точное знание теоретически возможно лишь тогда, когда сфера наших интересов жестко ограничена теми аспектами поведения объекта, которые определяются его физическими параметрами (такими как размеры, масса, сила, эластичность и т.п.), причем такое знание может быть получено только с помощью сложных лабораторных методов. В обычной жизни решения принимаются на основе приблизительных и поверхностных «оценок». Будущие ситуации, к которым мы приспосабливаем наше поведение, обычно зависят от поведения огромного количества объектов и обусловлены столь большим числом факторов, что мы и не пытаемся все их принять во внимание, а тем более оценить и суммировать их индивидуальные значения. Что-то вроде математического (исчерпывающего и количественного) исследования можно провести только в специальных, наиболее важных случаях»65. С последним тезисом этого высказывания, если относить его к человеческому поведению, можно поспорить, поскольку в целом непригодность формальных методов для оценки неопределенности, связанной с поведением людей, сомнения не вызывает.

Следующий пассаж Ф.Найта стоит привести целиком, причем сделать это следует не только потому, что он весьма точно отражает суть неопределенности, остававшейся на момент публикации статьи и книги вне поля зрения экономического «мэйнстрима», но и потому, что эти рассуждения напрямую относятся к органичной концепции фирмы. «Мыслительные процессы, в результате которых обычно вырабатываются практические решения, крайне неясны, и удивительно, что ни логики, ни психологи не проявляли к ним особенного интереса. Возможно (и я разделяю такое мнение), это вызвано тем, что по этому поводу можно сказать очень мало. Предвидение будущего очень схоже с феноменом памяти, на котором оно основано. Когда мы хотим вспомнить забытое нами имя или цитату, мы задаемся этой целью и находим в глубинах памяти нужную информацию (часто это случается, когда мы заняты чем-то посторонним) или же не находим, но в любом случае мы можем сказать очень немногое о том, что в действительности происходит в нашем мозгу, какова техника этого процесса. Точно так же, когда мы пытаемся понять, чего можно ожидать в определенной ситуации и как соответствующим образом приспособить к ней свое поведение, мы, скорее всего, совершаем множество не относящихся к делу ментальных операций, и первая мысль, которую мы можем ясно осознать, заключается в том, что нужное решение принято и образ действий определен. Протекающие в нашем мозгу процессы не кажутся достаточно осмысленными, и в любом случае они имеют мало общего с формально-логическими процессами, которые используются учеными в их исследованиях. Мы противопоставляем два этих типа процессов, рассматривая первый из них не как умозаключение, а как «суждение», «здравый смысл» или «интуицию». Без сомнения, своего рода грубый анализ имеет место, но в целом представляется, что мы делаем выводы главным образом на основе нашего прошлого опыта, подобно тому как мы решаем элементарно простые (недоступные анализу) проблемы, например, оцениваем расстояние, вес и другие физические величины, не имея под рукой соответствующих измерительных приборов»66.

В этих материалах Ф.Найта можно заметить отражение следующих принципиально важных определений нашего бытия:

  1. Окружающая нас действительность в принципе не поддается точному формализованному описанию, поэтому упражнения на эту тему относятся к чему угодно, только не к решению практических проблем, возникающих в жизни человека и фирмы.

  2. Человек, принимающий решения как от своего имени, так и от имени фирмы, не использует, как правило, рациональные модели подготовки и принятия решений, рекомендуемые ему специалистами самых различных областей науке о человеке и человеческом поведении. Это наверняка касается и самих специалистов, разрабатывающих подобные рекомендации.

  3. В основе принятия конкретного решения конкретным человеком лежит то, что можно определить как его мировидение, то есть его устойчивую систему представлений об окружающем его мире, его основных характеристиках и динамике развития.

Подобное понимание практики принятия решений в условиях полной (с точки зрения отсутствия необходимой и достоверной информации) неопределенности приводит нас к выводам, имеющих существенное значение для формулировки перспективных концепций фирмы и разработки эффективных стратегий их поведения в условиях ускорения рыночных изменений.

Прежде всего, речь идет о понимании неопределенности как таковой, уходящем значительно дальше трактовки Ф.Найта, которая уже приводилась выше и касалась понимания риска как измеримой неопределенности, а собственно неопределенности – как неизмеримой неопределенности67.

Против «классического» разделения понятий неопределенности и риска на основе их «неизмеримости» или «измеримости» совершенно справедливо выступает Н.Луман: «Психологи и социальные психологи … установили: на самом деле люди калькулируют совсем не так, как следует поступать, чтобы статистики приписали им «рациональность»… Известно ведь, что домохозяйки в супермаркетах и уличные дети в Бразилии умеют весьма успешно калькулировать – но не так, как их научили (или не научили) в школе… Известно, что значения … могут быть квантифицированы, так что потом первоначальное значение уже никто не сможет выяснить…, – ни частные лица, которые либо неспособны к этому, либо не дают себе труда сделать это, ни кто-либо еще. Там, где рациональность относится к набору обязательных ролевых предписаний и где ожидается особая осмотрительность и ответственность в обращении с риском, даже в менеджменте организаций, никто не производит количественных калькуляций риска… Но тогда какой же смысл в теориях риска, понятия которого связаны с количественной калькуляцией? Может быть, все дело только в том, чтобы задать … какой-то идеал, позволяющий каждому увидеть свое … несоответствие требованиям [рациональности]? На карту поставлено (во всяком случае, это важно для науки) использование количества и его практическая релевантность»68.

Действительно, различение неопределенности и риска в трудах Ф.Найта выглядит несколько односторонним и выпускает целый ряд важных обстоятельств, вне которой нельзя понять неопределенность как таковую, следовательно, нельзя построить и оптимальной стратегии систематического и нацеленного на результат действия в условиях этой неопределенности.

И первое, что бросается в глаза при анализе концепции Найта, состоит в том, что неопределенность отнюдь не состоит из одних только рисков. Более того, риск не является понятием, связанным непосредственно с неопределенностью, соответственно, он не может ей рядополагаться.

Собственно неопределенность с точки зрения субъекта некоей социальной или иной активности представляет собою нейтральную ситуацию, которая не только угрожает этому субъекту некими опасностями, но и таит в себе немалые возможности. Именно поэтому наряду с созданием резервов, нацеленных на преодоление последствий вероятных опасных ситуаций, в которые субъект может угодить, в экономической действительности мы встречаем вложение инвестиций, которые направлены на использование предполагаемых возможностей, которые также составляют существенную часть неопределенности. Соответственно существуют как способы количественной оценки вероятностей попадания в конкретные ситуации, так и способы такой же количественной оценки ожидаемых доходов от угадывания скрывающихся за покровом неопределенности возможностей. И в той, и в другой сфере существуют исчислимые оценки: в ситуации резервирования это страховые и нестраховые случаи, в ситуации инвестирования это инвестиции и инновации. При этом риск можно определить как вероятность (осознанную или неосознанную, измеряемую или не измеряемую) попадания субъекта в опасную ситуацию, а вероятность (осознанную или неосознанную, измеряемую или не измеряемую) реального обретения благоприятных возможностей можно определить как перспективу.

Таким образом, о неопределенности следует говорить не только в смысле опасностей, но и в смысле возможностей, причем этот баланс должен соблюдаться в любых программах любого субъекта деловой активности в любой ситуации, связанной как с решением текущих проблем, так и с решением проблем, ориентированных в будущее.

В условиях ускорения рыночных изменений возрастает и цена ошибки в определении нарастающих рисков, связанных с неверной их оценкой в условиях увеличивающейся неопределенности, равно как растет и величина возможного выигрыша при условии точного предвидения динамики рынка.

Здесь же следовало бы рассмотреть чрезвычайно важный вопрос, непосредственно касающийся всех аспектов экономической теории и практики, вопрос о критическом нарастании неопределенности на существующем рынке, в принципе не способном обеспечить необходимую определенность ситуации потребителя. И дело здесь не только в том, что массовое производство в достаточной степени затрудняет прямой контроль качества каждой отдельной единицы продукции, но и в том, что по своей сути сложившаяся рыночная архаика в современных условиях из института повышения определенности ситуации потребителя превратилась в институт ее снижения.

Применительно же к проблемам институционального преобразования рыночного хозяйства имеет смысл посмотреть на рыночную ситуацию, скажем, с точки зрения конечного потребителя продовольственной продукции. С этой точки зрения трансакционные издержки конечного потребителя этой продукции, которые должны быть направлены на получение достоверной информации как о качестве приобретаемой им продукции вообще, так и о качестве конкретного приобретаемого товара в частности, не поддаются исчислению в принципе. И даже если предположить, что у потребителя есть достаточно средств, а также он обладает необходимой мотивацией к получению нужной ему информации, то результат этих усилий не только будет более чем скромен относительно понесенных трансакционных издержек, но и будет иметь крайне незначительный срок жизни. Ведь помимо факторов, влияющих на реальное, а не декларируемое качество произведенного продукта, качество, обеспечиваемое производителем, поставщиками и продавцом, существуют такие факторы как подделка товара, его фальсификация, использование торговой марки и тому подобные, каждый из которых весьма непросто поддается анализу. И рыночные институты в современных условиях бессильны помочь потребителю в этой ситуации.

Выход здесь – один: органичная модернизация базисной рыночной институциональной инфраструктуры, различные аспекты которой будут рассмотрены в соответствующих разделах монографии. С точки зрения же обеспечения предельно возможной определенности ситуации потребителя целесообразно будет поддержать следующие рыночные институты органичного типа:

  1. Институт прямого взаимодействия потребителя и производителя, исключающего любых посредников, каждый из которых является источником не только превышающих общественно необходимые издержки, но и дополнительной неопределенности.

  2. Институт корпоративного потребительского университета, позволяющего, с одной стороны, обеспечить потребителя всей необходимой ему в связи с приобретением и потреблением конкретного товара информацией, а с другой стороны – создать дополнительные контуры потребительского контроля за всеми аспектами качества поставляемого фирмой товара.

  3. Институт потребительской приемки, действующий на каждой фирме, заинтересованной в устойчивом спросе на ее продукцию, и поддерживаемый техническими средствами контроля качества продукции со стороны удаленного потребителя.

  4. Институт потребительского экспертирования, сертифицирования и объемного декомпозируемого рейтингового оценивания, представляющий в удобной для принятия потребительских решений форме необходимую актуальную и достоверную информацию.

  5. Институт возвратного права, поддержанный системами взаимного страхования образовательно-деловой ответственности, взаимного резервирования, взаимного поручительства и иными системами, обеспечивающими ответственность участников рынка.

Реализация этой или аналогичной системы мер, направленных на снижение рыночной неопределенности, позволит не только добиться ощутимого повышения эффективности рыночных операций, но и положит начало преобразовательной активности экономической науки, направленной на повышение эффективности рыночных механизмов в условиях прогрессирующей нелинейности общественного развития.

Проблема компетентности

Особое значение в условиях нарастающей неопределенности приобретает компетентность участника рынка как его способность к активной адаптации к условиям ускорения рыночных изменений в целях максимизации своих результатов, связанных со следованием им своему призванию. И если проблемы профессионализма участника рынка наилучшим образом решаются в процессе следования им своему призванию, то адаптация к событиям, выходящим за пределы его профессионального внимания, составляет предмет общей компетентности человека и заслуживает отдельного рассмотрения. Тем более что общая компетентность человека, понимаемая как общая способность эффективного действия в условиях возрастающей неопределенности, является ключом к решению весьма широкого спектра экономических, социальных, экологических и иных проблем, стоящих перед человечеством.

Основным положением нашего подхода к проблеме компетентности является требование адекватного представления сути и структуры неопределенности, сочетающейся с правилами (нормативами) индивидуального и коллективного поведения в условиях нарастающей неопределенности. С этой точки зрения структура неопределенности выглядит следующим образом:

  1. Непознанные или неизвестные конкретному лицу закономерности глобального развития человеческого общества как такового.

  2. Непознанные или неизвестные конкретному лицу закономерности развития отдельных институтов и поддерживаемых ими сфер жизнедеятельности человечества в целом и конкретных его составляющих – регионов, стран, отраслей, общин и т.п.

  3. Непознанные или неизвестные конкретному лицу закономерности житейского поведения других конкретных лиц, в том числе незнакомых ему, но способных повлиять на его жизненную эффективность, а также процесс его самоосуществления.

  4. Непознанные или неизвестные конкретному лицу тенденции развития техносферы, созданной человеком и создающей для него как серьезные возможности, так и серьезные угрозы.

  5. Непознанные или неизвестные конкретному лицу проявления природной динамики, в том числе спровоцированные неадекватными действиями самого человека и ведущие как к климатическим изменениям разного масштаба, так и к обострению других проблем, к примеру, инфекционных. Самостоятельным проявлением природной динамики является развитие космических процессов, которые также при определенных условиях могут стать более чем актуальными с точки зрения конкретного человека.

При этом следует иметь в виду, что каждый из элементов общей структуры неопределенности обладает собственным законом развития и влияет, в свою очередь, на все остальные, так что получение исчерпывающей информации о любой ситуации в современных условиях не представляется возможным в принципе. С этой точки зрения допущение о совершенной информации, которой могут располагать экономические агенты, переводит опирающиеся на него экономические модели в разряд принципиально нереалистичных и не соответствующих объективной необходимости повышения степени органичности и экономической теории, и экономической практики. Тем более это положение актуально в современных условиях прогрессирования нелинейности общественного развития, которая не только увеличивает степень неопределенности и повышает уровень ее сложности, но и порождает (что естественно для условий информационного бума, связанного со стремительной интернетизацией всех сфер общественной жизни) лавинообразный рост количества циркулирующей в обществе информации, сочетающийся с ухудшением ее качества. И если раньше считалось, что проще создать новую химическую формулу проще, нежели найти ее описание, сегодня это правило начинает распространяться на все большее число сфер активности человека.

Эффективная стратегия повышения компетентности индивида в условиях нарастающей неопределенности может быть представлена (естественно, в самых общих чертах) следующим образом:

  1. Самый верный компас в стратегическом движении к жизненному успеху суть твердое следование своему призванию, в основе которого лежит органичное понимание рациональности, предписывающее человеку концентрировать все свои усилия и все располагаемые ресурсы на решающих направлениях этого следования.

  2. Налаживание эффективного и стратегически ориентированного взаимодействия с перспективными фирмами, обладающими наивысшими уровнями органичности и нацеленными на предельно точный учет в своей деловой активности всего спектра глобальных тенденций развития человечества, определяющих, в конечном счете, и его судьбу, и обстоятельства его существования.

  3. Повышение органичности собственного мировидения, последовательное освобождение (сквозь призму собственного призвания) от наслоений мифов, суеверий и ложных сведений, понимание важнейшего значения в современных условиях правильного видения всего спектра глобальных тенденций развития человечества, имеющих важнейшее влияние на жизнь человечества в целом и отдельного человека в частности.

Представляемый подход к компетентности человека предъявляет к нему весьма высокие требования, касающиеся постижения сути происходящего и обретения умения отбирать среди множества гипотез и информационных феноменов те, что в наилучшей степени соответствуют истине и могут быть в этом качестве положены в основание его эффективной образовательно-деловой стратегии в современных условиях.

При этом компетентность фирмы зависит от того, насколько она способна выявлять специалистов, наиболее успешно следующих своему призванию, и использовать их знания для принятия собственных решений, касающихся стратегии и тактики своего развития. И связано это с тем, что в современных условиях нарастания темпа общественного развития, сопровождающегося экспоненциальным ростом объема информации, сопровождающего это нарастание, классическая работа по сбору и обработке информации становится не просто бесполезной, но и вредной. Хотя бы потому, что на нее затрачивается время, деньги и усилия.

Как пишет Э.Тоффлер, «скорость, с которой человек накапливает полезную ин­формацию о себе и Вселенной, идет по спирали вверх в течение 10 000 лет. Эта скорость резко возросла вверх с изобретением письменности, но даже тогда она оставалась мучительно медленной в течение веков. Следующий боль­шой скачок в приобретении знаний произошел только с изобретением печатного станка в XV в. Гутенбергом и дру­гими. До 1500 г., согласно большинству оптимистичных оценок, Европа выпускала книги со скоростью 1000 назва­ний в год. Это означает, в некотором приближении, что ушел целый век на выпуск библиотеки в 100 000 книг. К 1950 г., спустя четыре с половиной столетия, скорость воз­росла так резко, что Европа выпускала уже 120 000 назва­ний в год, т. е. за десять месяцев выпускалось столько же названий, сколько раньше за сто лет. К 1960 г., через 10 лет, произошел еще один значительный скачок: столетняя ра­бота могла быть выполнена за семь с половиной месяцев. А к середине 60-х годов выпуск книг в мировом масштабе, включая Европу, приблизился к ошеломляющей цифре — 1000 названий в день»69. Естественно, в современных условиях это количество возросло многократно70. Но проблема даже не в книгах. Появились десятки миллионов сайтов, обновляемых ежедневно, что, с одной стороны, создало условия для значительного ускорения инновационного процесса, а с другой – еще в большей степени обострило информационную проблему.

Соответственно единственным выходом для фирмы, устремленной в будущее, является принципиально новая система ее ориентации в происходящих изменениях. Центром этой системы должно стать верное динамическое мировидение, опирающееся на правильное и постоянно уточняемое представление полной системы глобальных тенденций развития общества, а периферию призваны образовать когнитивные сети, объединяющие лиц, являющихся природными точными датчиками в своих областях, а именно лиц, вступивших на путь следования своему призванию.

Проблема рынка

Рынок, опосредующий взаимодействие фирмы и домашнего хозяйства в процессе хозяйственной деятельности, является центральным институтом современной экономики. Но даже беглый просмотр публикаций на темы, связанный с функционированием рыночной экономики, показывают, что самому рынку как таковому в экономической науке уделяется совершенно незаслуженно мало внимания. И это притом, что именно рынок является основным признаком способа хозяйствования, который сегодня признается наиболее эффективным и соответствующим идеалам свободы, демократии и развития.

Собственно рынок возник не по какому-нибудь плану, а в силу общественной потребности в системе институтов, которые облегчили бы обмен, снизили его стоимость и связанные с ним риски, а также создали бы условия для более эффективного использования всего спектра ресурсов, от финансовых до трудовых, от производственных до инновационных. При этом возникновение рынка и поддерживающих его инфраструктур (финансовой, информационной, правовой, логистической и т.п.) было воспринято на заре становления индустриального общества как некая панацея, некое универсальное средство решения любых экономических проблем. Эйфория подобного восприятия рынка и передачи в ведение его «невидимой руки» любых затруднений не исчезла из сознания и трудов его энтузиастов и сегодня, хотя и кризисы XIX столетия, и Великая Депрессия 30-х годов прошлого столетия, и многочисленные кризисы, сотрясающие мировую экономику уже в столетии XXI, поставили под сомнение всесилие пресловутой «невидимой руки».

Это и не удивительно, ведь наряду с совершенно очевидными достоинствами рыночного механизма, такими как свобода заключения сделок, универсальный характер и единство технологии на всем глобальном рыночном пространстве, эффективность трансакций и т.п., рынок обладает недостатками, совершенно нетерпимыми в современных условиях. К их числу, в первую очередь, следует отнести такие дефекты рыночного механизма, как:

  1. Рост неопределенности ситуации потребителя и продавца в условиях, когда выяснение, к примеру, реального качества поставляемого товара превращается в неразрешимую задачу, а получение достоверных сведений о покупателе, нуждающемся в кредите, в весьма дорогую операцию, положительный результат которой не может гарантировать никакой рыночный институт.

  2. Стремительный и совершенно не обоснованный (с точки зрения общественно необходимых издержек) рост совокупных издержек обращения, которые получили в органичной концепции фирмы наименование транспортационных издержек.

  3. Консервирование многочисленных паразитических структур, которые возникли еще во времена становления рынка, когда их функционирование в качестве информационных и организационных агентов рынка было жизненно необходимым, но сегодня, в эпоху торжества информационных технологий, они превратились в рыночные рудименты и должны уйти в историю.

В целом можно утверждать, что транспортационные издержки, которые вынужден оплачивать потребитель, прибегающий к услугам рыночного хозяйства, приобретают неприемлемую величину, а возможности самого рынка снижать их за счет ценовой конкуренции приблизились к пределу. И причиной тому – архаичный способ устройства рынка, безнадежно отставшего от требований времени, в том числе и в своей безоговорочной ориентации на интересы торгово-посреднических структур, а не на интересы потребителя. Эта инфраструктура, с трудом справлявшаяся со снижением ситуации неопределенности потребителя в те времена, когда ускорение рыночных изменений было еще незначительным, в современных условиях информационного взрыва, с одной стороны, и кардинального повышения требований потребителя к достоверности рыночной информации, стала просто непригодной для решения соответствующих информационных и финансовых задач.

Более того, современные телекоммуникационные и опирающиеся на них информационные возможности делают сегодня не просто бесполезным, но и вредным существование основной массы институтов, опосредующих взаимодействие потребителя и производителя в товарной и финансовой сферах. И касается и торговых, и финансовых, и бюрократических институтов.

Если понимать рынок как институциональный комплекс, поддерживающий процессы производства, обмена и потребления материальных и иных благ, то основными направлениями утверждения органичной концепции рыночного механизма, опирающегося на возможности, создаваемые современными телекоммуникационными технологиями, должны стать:

  1. Поддержка прямого, минуя оптовое и розничное звено коммерческого и финансового обслуживания, взаимодействия потребителя и производителя в товарной, кредитной, инвестиционной, инновационной и поручительской сферах.

  2. Образование системы потребительского экспертирования, сертифицирования и объемного декомпозируемого рейтингового оценивания, которая должна прийти на смену существующим механизмам рекламного информирования о качестве обращающихся на рынках товаров и снять тем самым весьма существенную часть неопределенности ситуации потребителя.

  3. Обеспечение условий для перенацеливания индустрии производства потребительских товаров с интересов коммерческого посредника и продавца на интересы потребителя, а также для соответствующих производственных и логистических модификаций.

В целом можно утверждать, что взгляд на рынок как нечто неприкосновенное и способное самостоятельно решать все общественные проблемы в наше время все больше и больше теряет актуальность. Мы видим не только торжество нерыночных механизмов в рамках фирм, в том числе транснациональных корпораций, обороты которых порою превышают бюджеты достаточно крупных государств, но и результаты применения нерыночных методов управления экономикой в Советском Союзе и других социалистических странах. Кроме того, сегодня весьма впечатляющие успехи демонстрирует Китай, в котором также далеко не во всем доминируют рыночные принципы.

Останавливаясь на опыте Советского Союза, следует отметить; при том, что советская экономика рухнула под тяжестью экономического соревнования с самыми экономически могущественными державами мира, вывод о бесперспективности нерыночных, строго говоря, методов деловой активности является явно преждевременным. И об этом свидетельствуют очевидные факты, заключающиеся в том, что, пережив две мировые войны, каждая из которых доводила страну до полной разрухи, на фоне богатевших на каждой войне Соединенных Штатов, Советский Союз сумел достичь с США паритета в критически важной военной области. Области, которая, очевидно, является результирующей отраслью, вершиной всего народного хозяйства, вершиной, которая не может парить в воздухе, а должна опираться на соответствующий научно-технический, кадровый и производственный потенциалы. И что бы ни говорили, и совершенно справедливо говорили, о недемократичности власти КПСС, следует признать, что чисто командная, без тени рыночных отношений хозяйственная система СССР смогла не только победить в войне, в которой потерпели поражения далеко не самые слабые капиталистические державы, но и весьма быстро восстановиться после нее. Едва ли, к слову, не быстрее, нежели выходит из кризиса 90-х годов российская капиталистическая экономика.

Поэтому в поле зрения экономической науки и деловой практики должны обязательно находиться проблемы эффективного взаимодействия рыночных и нерыночных механизмов хозяйственного управления, тем более что многие проблемы в СССР решались на достаточно высоком уровне. Главные же причины, которые, в конечном счете, и привели к поражению СССР в экономическом соревновании с США и другими капиталистическими странами, были связаны с предельно неэффективной административной системой управления экономикой, которая, успешно решая выдающиеся приоритетные задачи, была весьма неэффективной в ситуациях производства потребительских товаров. И появление в этой сфере технологий, способных придать новый импульс развитию нерыночных механизмов развития экономики, может кардинально изменить ситуацию в экономической практике, к чему должна, безусловно, быть готовой и экономическая наука. Тем более что и ведущие транснациональные корпорации планеты, демонстрирующие впечатляющие результаты своей эффективности, далеко не всегда в своем внутреннем строении опираются на рыночные решения и механизмы. Поэтому одной из важнейших проблем для фирм, нацеленных на достижение и удержание стратегической конкурентоспособности, является проблема оптимизации взаимодействия со своим потребителем, опирающаяся на решения, выходящие за пределы строгого соответствия канонам неоклассической экономической теории. Решение этой проблемы создаст наилучшие предпосылки для успешной адаптации фирмы к ускорению рыночных перемен.

Исходя из вышесказанного, совокупность тенденций развития глобального рынка, способных оказать наибольшее влияние на эффективность фирмы и требующих разработки и реализации специальных программ адаптации фирмы к ним, может быть представлена следующим образом:

  1. Объективная необходимость преодоления институциональной недостаточности традиционного (механичного) рынка в процессе перехода к органичному рынку, субъектом и ключевым инвестором которой призван стать консолидированный потребитель, опирающийся на эффективное взаимодействие с союзом органичных фирм.

  2. Глобализация рынка, вынуждающая каждую фирму рассматривать себя в контексте самых высоких требований к международной конкурентоспособности.

  3. Инновационная сущность процесса рыночных изменений, предопределяющая овладение любой фирмы вне зависимости от содержания ее бизнеса управлением сменой технологий.

  4. Возрастание роли распределенных систем принятия рыночных решений, единственно способных обеспечить необходимую гибкость и эффективность деловой активности фирмы.

  5. «Спрямление» рынка – выход потребителя на прямое, минуя всех посредников, взаимодействие с производителем, переход потребителя от косвенного, через «невидимую руку рынка», к прямому управлению производительными силами, что предопределяет переключение внимания собственников и руководства фирм на налаживание стратегических взаимоотношений не с властью, банками или продавцами своей продукции, а с потребителем

  6. Рост требований к информационной культуре фирмы, связанный с экспоненциальным увеличением количества выбрасываемой на рынок информации постоянно ухудшающегося и трудно поддающегося оценке качества, необходимость формирования рейтинговых систем нового поколения.

  7. Жизненная важность для фирмы опережающего налаживания (с использованием специфических трансакционных издержек) эффективных кооперационных связей, позволяющих опережать конкурентов с разработкой и выводом на рынок принципиально новых видов продукции.

В целом происходящие и прогнозируемые рыночные изменения самым решительным образом повлияют на эффективность фирм, причем влияние это будет предопределять выживание только тех фирм, что сумеют своевременно овладеть органичной адаптацией к рыночным изменениям и приспособиться к определяющей роли консолидированного потребителя.

Особенности российской рыночной ситуации

Если даже крупнейшие фирмы традиционных стран с развитой рыночной культурой испытывают очевидные трудности, связанные с ускорением рыночных изменений, то для российских фирм, особенно для тех, что не связаны с добычей и первичной переработкой сырьевых ресурсов, ситуация является сложной вдвойне. И сложность эта связана с действием целого ряда факторов, которые носят как объективный, так и субъективный характер. Рассмотрим наиболее существенные из этих факторов, определяющих специфику ситуации российской фирмы с точки зрения ее адаптации к ускорению рыночных изменений.

Наследие советской социально-экономической системы

Влияние этого наследия на потенциал адаптации российских фирм является весьма высоким. Во-первых, потому, что новая Россия по-прежнему живет во многом за счет эксплуатации производственных активов, созданных еще в советское время. Во-вторых, потому, что мировидение основной массы лиц, принимающих сегодня решения по поводу коммерческих и государственных активов, складывалось именно в советские времена, что не может не оказывать влияния на специфику адаптационной ситуации. Наконец, потому, что в настоящее время мы наблюдаем возрождение некоторых советских традиций государственного управления, в основе чего, вне всякого сомнения, лежит изначальная приверженность части российской элиты к административному решению экономических и социальных проблем. Рассмотрим это наследие несколько подробнее.

Производственно-технологическая инфраструктура и институциональная платформа

Известно, что советская индустриальная мощь формировалась под задачи выживания Страны Советов в условиях вражеского окружения в довоенные годы и под задачи победы в соревновании двух социально-экономических формаций в годы послевоенные. Подобная экстремальная ситуация не могла не наложить отпечаток на характер и методы развития экономики, основным отличием которых явилась авральная индустриализация советской экономики. Эти обстоятельства породили своего рода феномен мобилизационной экономики периода завершения глобальной индустриализации. Промышленные гиганты, крупные агропредприятия при безусловном приоритете оборонной промышленности и науки решили важнейшие задачи выживания страны, которая всего в течение нескольких десятилетий, пережив две мировые и одну гражданскую войну, сумела выйти в разряд величайших держав планеты. При этом человек рассматривался не как цель державы, а как средство обеспечения ее величия.

Подобный утилитаристский взгляд на собственных граждан не мог не привести к существенному перекосу в структуре народного хозяйства, когда приоритетное развития получили отрасли, обслуживающие оборонную мощь Советского Союза, а развитие производства товаров народного потребления рассматривалось как третьестепенная задача. Перекос этот выглядел вполне естественным для основной массы населения, трактовавшей собственное положение как положение постоянной мобилизационной готовности. Он же предопределил и характер ведущих олигархических состояний в российской экономике – их обладателями стали те, кто сумел внеэкономическими методами завладеть наиболее мощными индустриальными комплексами в сырьевых отраслях хозяйства, а именно в добыче полезных ископаемых и их первичной переработке.

Естественным наследием подобной сверхцентрализации хозяйственной деятельности в Советском Союзе стало формирование единой системы управления народным хозяйством, опиравшейся исключительно на нерыночные методы управления, включая волевое распределение ресурсов и командный стиль в экономике. В этих условиях «выключение» системы управления экономикой в начале 90-х годов прошлого столетия, которое, по сути дела, и составило суть так называемой «шоковой терапии», естественным образом породило рекордный для мировой истории рукотворный социально-экономический кризис, который не явился результатом военной катастрофы. Этот весьма жесткий по отношению к своей стране курс нового российского правительства привел, с точки зрения адаптационного потенциала российской фирмы, к следующим важным последствиям:

  1. Советское массовое сознание, рассматривавшее собственное социально-экономическое окружение как нечто совершенно незыблемое, испытало шок, связанный с разрушением едва ли не всех оснований (идеологических, экономических, социальных и т.п.), образовывавших фундамент его мировидения и основу его существования. С одной стороны, это повлекло неисчислимые негативные и зачастую трагические последствия, которые еще предстоит оценить историкам, с другой стороны – вызвало к жизни мощнейшую адаптационную энергию, которая на тот момент стала критически значимой энергией выживания.

  2. Адаптационный процесс, вызванный произвольным и совсем не абсурдным с точки зрения управляющих элит социально-экономическим коллапсом гигантской страны, не мог быть применен в своей массе ни к чему иному, кроме как к наличному производственно-технологическому потенциалу бывшей советской экономики. Что вызвало, по сути дела, внутреннюю полномасштабную войну за обладание наиболее эффективными с точки зрения быстрого обогащения производительными ресурсами, при этом логика «шоковой терапии» диктовала решения, ориентированные на исключительно короткую перспективу, решения о захвате активов.

  3. Собственно созидательный процесс, направленный, в частности, на формирование рыночных институтов, приобрел несколько второстепенный характер и получил свое развитие преимущественно в сферах, обслуживающих в той или иной степени основной процесс захвата и перераспределения советской собственности. А именно: в банковской, страховой, фондовой и иных сферах деловой активности. Плюс в сфере производства и реализации товаров непосредственного потребления. При этом создание оснований новой конкурентоспособной экономики, опирающейся на новые, устремленные в будущее технологии, не набрало силу и по сей день, ибо новая экономика не может быть никакой иной, кроме как инновационной, а инновация для российского руководства отнюдь не относится к фактическим приоритетам.

В известной мере «шоковую терапию» можно понимать как результат торжества либеральных экономических идей, продолжающих и по наши дни рассматривать «невидимую руку рынка» как единственно возможный инструмент эффективного решения стоящих перед обществом проблем. Хотя и выдающиеся успехи Советского Союза в довоенной индустриализации и послевоенного восстановления базовых отраслей промышленности, развитие транснациональных корпораций, внутренняя жизнь которых зачастую исключает действие рыночных механизмов, а также активное вмешательство в рыночные процессы современных государственных органов, к примеру, в рамках объединенной Европы, уже давно поставили под сомнение концепцию «либерализма без границ». И главным условием эффективности рыночной экономики в современных условиях является опережающее институциональное развитие, без которого свободное предпринимательство не может быть эффективным. Поэтому одним из дефектов шоковой терапии можно считать то, что на месте разрушенной институциональной системы не была своевременно создана новая институциональная платформа.

Ментальное наследие советской эпохи

Понимание существа и характера советского общества в современной научной и общественной мысли выглядит весьма упрощенным и зависящим от идеологических позиций авторов тех или иных концепций: если это сторонники так называемой западной демократии, то они весь советский период окрашивают в черные тона, если же это сторонники так называемого социализма, то они, напротив, тяготеют к апологетике советского периода.

Проблема интерпретации истории не является абстрактной проблемой. Вне ее правильного понимания невозможно эффективное экономическое развитие общества вообще и в условиях ускорения рыночных изменений в частности. Поскольку прогрессирующая нелинейность общественного развития экспоненциально повышает, с одной стороны, стоимость времени, обеспечивая фактическое его уплотнение, а с другой стороны – цену ошибки, при этом чем больше масштаб системы, к которой применяется некоторое решение, тем дороже обходится эта ошибка самой системе. В нашем случае речь идет как о большой стране, так и, в известной мере, обо всем человечестве.

Суть проблемы, связанной с развитием национального сознания российского общества, в самом упрощенном виде сводится к следующему:

  1. С точки зрения общих интересов институциональная система национального хозяйственного комплекса, строящаяся по принципам единой корпорации, в значительно большей степени воспринимается общественным сознанием как естественная. Если же эта институциональная система в явном виде ставит перед собою цели достижения общечеловеческого блага, что также является органичным для общественной сущности человека, то приемлемость подобного подхода для широких народных масс становится почти абсолютной. Просто в силу тех очевидных причин, что разобщенное человечество не в состоянии справиться с проблемами, которые встают перед ним по мере ускорения его развития и нарастания его индустриальной мощи. Именно поэтому советская институциональная система, устремленная в своей интенции к счастью всего человечества, оказалась столь близкой сердцу сотен миллионов человек в СССР и во всем мире. И это несмотря на то, что в своей практике советское руководство обратилось к примитиву жесточайшего административного насилия. Понимание этого необходимо для выработки эффективной экономической стратегии России в современном мире. В том числе с учетом, скажем, событий в Латинской Америке, переживающей сегодня небывалый интерес к социалистическим идеям, феномена этического потребления и иных аналогичных в своей сути общественных процессов.

  2. Собственно же технология административного диктата, которая была на практике применена советским руководством для решения своих мессианских задач, была изначально ущербной и, в конечном счете, привела к саморазрушению советской системы. Но неправильное использование инструмента не является приговором самому инструменту, поэтому исключение из арсенала первого российского правительства самого понятия управления экономикой в период ее трансформации явно не пошло на пользу России и всему миру. И, помимо прочего, открыло дорогу к ренессансу бюрократии в самом неэффективном ее виде, в виде свойственной наиболее одиозным режимам современности коррупции, рейдерства и ничем не прикрытого пренебрежения духом и буквой закона со стороны органов власти и охраны правопорядка. Терпимое же отношение российского общества к такому методу восстановления «порядка» вполне может быть объяснено, в том числе, и низким доверием россиян к способности либеральных институтов к решению обостряющихся глобальных, в первую очередь, экологических проблем.

  3. Если на ранних этапах человеческой истории смены элит носили, в первую очередь, персональный характер (так, победивший в восстании раб становился рабовладельцем, не меняя характер окружающих его институтов), то в современных условиях любые трансформации носят исключительно институциональный характер. Самый яркий тому пример – Россия, которая после революции 1917 года провела одно из самых масштабных в истории человечества институциональных преобразований общества, а затем, в 1991 году, попыталась повторить его в обратном направлении. С одной лишь разницей: если советское правительство на протяжении всего своего правления занимались преимущественно институциональным строительством, то первое российское правительство пустило этот процесс на самотек. Что и привело Россию к экономическому кризису, ущерб от которого вполне сопоставим с ущербом от более чем серьезных боевых действий. А также к тому, что современное российское руководство, совершенно справедливо сосредоточившись на преодолении последствий этой катастрофы через институциональное строительство, встало на путь возрождения бюрократического всевластия, что в современных условиях прогрессирующей нелинейности общественного развития вполне способно привести страну к новому, возможно, еще более масштабному кризису.

Таким образом, адаптационная ситуация российской фирмы, нацеленной на обеспечение своей стратегической конкурентоспособности, является достаточно сложной и весьма противоречивой. В самых общих чертах ее можно охарактеризовать следующим образом:

  1. Российская фирма обладает весьма высоким потенциалом адаптации к ускорению рыночных изменений, во-первых, потому, что она родилась в процессе самого интенсивного в истории процесса общественных изменений, во-вторых, потому, что ее собственники и руководители, в общем случае, значительно лучше осведомлены о многообразии форм общественной жизни, нежели их конкуренты из развитых капиталистических стран.

  2. Адаптационный потенциал российской фирмы существенно снижается в силу ее фактического подчинения двум системам ограничений. С одной стороны, она должна учитывать в своем движении возрастающее значение российской бюрократии, преследующей в своем давлении на бизнес отнюдь не общенациональные цели. С другой стороны, она находится в ситуации гносеологического диктата неоклассической теории, превратившейся в «вещь в себе» и переставшей реагировать на реалии мира, изменяющегося во многом вопреки положениям этой высокой теории, но не потерявшей своего влияния на умы лиц, принимающих решения в политике и в бизнесе.

  3. Адаптационный потенциал российской фирмы возрастет многократно и приобретет величину, необходимую и достаточную для завоевания принципиально важных позиций в мировой экономике в случае, если российское деловое сообщество сможет правильно понять складывающуюся ситуацию изменения глобального рынка и использовать те уникальные возможности, которыми оно сегодня в силу стечения обстоятельств располагает.

И связаны эти возможности, в первую очередь, с ориентацией на осознанное использование в собственных экономических и иных интересах набирающих силу тенденций развития рынка в активном, априорном, а не пассивном, апостериорном преобразовании институциональных его глобальных оснований. С этой точки зрения вполне уместно рассмотреть более подробно существо процессов, проходящих в процессе преобразования институционального наследия советской эпохи.

Институциональное наследие советской эпохи

Даже самый общий взгляд на институциональную динамику российского общества с начала 90-х годов прошлого столетия демонстрирует его противоречивый и во многом случайный характер. Что еще раз подтверждает известную истину о том, что для корабля, не ведающего своей гавани, не бывает попутного ветра.

Распад Советского Союза ознаменовался в России разрушением всей совокупности институтов, обеспечивавших управление хозяйственной и общественной жизнью страны. Фактическому уничтожению подвергся и Госплан СССР, и основные министерства, и органы власти на местах. При этом никакой продуманной альтернативы им предложено не было. Начался процесс активного институционального строительства снизу, по факту возникающих проблем, который и привел как к конфликту на Кавказе, имевшему весьма существенные экономические последствия, так и к дефолту в августе 1998 года, положившему конец многим перспективным начинаниям первой половины девяностых годов прошлого столетия.

Естественным результатом этого периода развития российского общества стала добровольный уход с политической сцены и со сцены институционального строительства команды так называемых реформаторов. На смену им пришли люди, сосредоточившие свои усилия на возрождении тех институтов, которые, казалось, навсегда ушли в историю. А именно институтов полномасштабного бюрократического контроля над обществом, в том числе в экономической сфере.

Собственно же рыночные институты, предназначением которых является снижение трансакционных издержек национальной экономики, продолжали свое становление вне надлежащей стратегии институционального развития, что не могло не привести к их весьма низкой эффективности. Так, в настоящее время не решены проблемы защиты прав собственности, отсутствует фундамент инвестиционной экономики, накопленные в результате благоприятной конъюнктуры мирового рынка финансовые ресурсы используются с весьма сомнительной эффективностью. Причем в последнем случае прямо говорится о неспособности экономики «переварить» эти средства. Очевидно, что способность хозяйственной системы продуктивно использовать собственные ресурсы определяется именно институциональной ее зрелостью или, напротив, незрелостью.

Таким образом, институциональное пространство России может быть охарактеризовано как достаточно проблематичный симбиоз нерыночных и рыночных институтов, взаимодействующих не на основе публично заявленных и закрепленных в нормах права принципов, а в результате доминирования весьма специфических обычаев делового оборота, не носящих публичного характера, но хорошо известных всем участникам хозяйственной жизни в России. И базовой платформой этих обычаев является безусловное доминирование «в конечном счете» бюрократии над бизнесом, проявляющееся, в том числе, в коррупции, ставшей, по сути дела, неотъемлемой составляющей российской деловой жизни71.

Причины сложившейся ситуации, так же как и причины едва ли не всех российских проблем, находятся в сфере общественного сознания: после разрушения столь мощных источников энергии, подпитывавших созидательную инновационную активность советских людей, как построение более справедливого и эффективного общества для всех людей на Земле, единственным рациональным способом поведения россиян стало растаскивание богатств России, носивших прежде статус «общенародных». Наиболее хваткие и удачливые из россиян в одночасье стали обладателями гигантских состояний, которые, естественно, незамедлительно превратились в объект атак как со стороны менее удачливых бизнесменов, так и, что стало результатом укрепления бюрократии, великого множества рвущихся к такому же уровню благосостояния чиновников. При этом как законодательное, так и институциональное строительство подчинялось не столько задачам повышения эффективности национальной экономики, сколько нуждам защиты или, напротив, перераспределения приобретенной сомнительным путем собственности.

Отсюда вывод: необходима не только новая стратегия развития национальной экономики, но и принципиально новый субъект ее разработки и реализации. Поскольку ни бюрократия, занятая максимизацией собственной ренты с государственных и рыночных активов, ни крупный бизнес, заинтересованный в сохранении собственных деловых позиций, не способны ставить и решать на должном уровне задачи институционального обновления российской экономики. Просто потому, что эти задачи, правильно поставленные, необходимо ведут к утрате ими своего положения в российском и международном истеблишменте.

Текущая социально-экономическая ситуация в России

Если взглянуть на российскую ситуацию более внимательно, то обнаружатся, что на фоне внешних признаков улучшения ситуации в стране (политическая стабильность, рост благосостояния отдельных слоев населения, строительный бум в столице и других крупных российских городах) происходит консервация технологической отсталости России от других стран и в абсолютном, и в относительном выражении. Поскольку определяющим с этой точки зрения является не объем накопленных валютных резервов, а инновационный потенциал экономики. Причем инновационность здесь имеется в виду не столько технологическая, сколько институциональная, находящаяся в русле опережающей (активной) адаптации национальной экономики к ускорению рыночных изменений.

Дело в том, что в современных условиях прогрессирующей нелинейности общественного развития многократно увеличиваются трансакционные издержки, связанные с принятием правильных решений о стратегии развития конкретной фирмы и обеспечении ее эффективной адаптации в стратегической перспективе к ускорению рыночных изменений. Эти решения чрезвычайно сложны даже для самых крупных фирм, не говоря уже о среднем или малом бизнесе. Он возлагает свои надежды в плане ориентации в глобальном деловом пространстве на бюрократию. Она же, с одной стороны, в силу своей по сути дела частной природы не приспособлена к решению общих проблем, а с другой – не склонна заниматься подобными «мелочами» в силу особенностей текущего момента.

Кроме того, отсутствие надлежащего институционального обеспечения российской экономики приводит как к деградации советского производственно-логистического потенциала, так и к отсутствию инвестиций в инфраструктурные отрасли хозяйствования в условиях современной России. Ухудшается положение в коммунальной сфере, снижается протяженность автомобильных дорог с твердым покрытием, нарастает дефицит электроэнергии, остро ощущается нехватка квалифицированных рабочих, растет нужда в рыночных специалистов высшего уровня. Объявленные в предвыборной ситуации национальные проекты оказалось неспособными кардинально улучшить положения ни в сфере жилья, ни в сфере здравоохранения, ни в сфере сельского хозяйства, ни в сфере образования. Что не случайно, ибо одними лозунгами и вливаниями денежных средств задача, к примеру, доступного жилья решена быть не может, здесь необходимо полное институциональное преобразование собственно сферы жилищного строительства. Тем более что термин «коррупционная составляющая» в цене, к примеру, жилья стал в России таким же обыденным, как, скажем, «накладные расходы» или «заработная плата основного производственного персонала».

Проблема коррупции не есть проблема личного обогащения нечистых на руку чиновников, чему способствует переход коррупции в новую фазу, фазу открытого передела собственности с применением всего арсенала коррупционных средств, использующих административный и репрессивный потенциал законодательной, исполнительной и судебной власти. Проблема коррупции есть проблема порождаемой ею неопределенности, неэффективности и некомпетентности, а также подпитки ею криминальной среды, весьма негативно влияющих на адаптивность российских фирм.

В этих условиях наилучшим выходом для российской фирмы является, с одной стороны, предельно возможное повышение уровня корпоративного управления, неукоснительное соблюдение всех формальных правил ведения бизнеса, освоение тех рыночных моделей поведения, которые способны обеспечить достаточную защиту фирмы от давления бюрократов и подконтрольных им криминальных структур. С другой стороны – налаживание прямого взаимодействия фирмы с консолидированным потребителем своей продукции, участие в развитии корпоративных объединений и интеграция в международные рынки. Эти институциональные по своей сути шаги не только повышают экономическую эффективность фирмы, но и обеспечивают ей дополнительные возможности для защиты своих интересов в случае коррупционной атаки на нее, осуществляемой, в том числе, в форме рейдерства.

Таким образом, ситуация российской фирмы, которую характеризует весь спектр проблем, воздействующих на эффективность любой коммерческой фирмы на планете, отягощена специфическими трудностями переходного периода, способными в весьма серьезной степени повлиять на ее текущие и будущие перспективы. Вместе с тем эпоха перемен создает и беспрецедентные перспективы для эффективного предпринимателя, тем более что эти перемены постоянно ускоряются, общественная жизнь усложняется, и конкурентные преимущества в этой ситуации находятся в руках тех, кто лучше поймет суть происходящих изменений и обеспечит соответствующую настройку корпоративной культуры своей фирмы.

Подводя некоторые итоги рассмотрению специфических особенностей российского рынка, способных оказать влияние на эффективность российских фирм в условиях ускоряющихся рыночных изменений, следует отметить, как уже говорилось выше, их очевидную противоречивость и разнонаправленность, создающую, с одной стороны, серьезные проблемы для российского бизнеса, а с другой – открывающую для него соответствующие перспективы.

Перечислим для начала наиболее значимые факторы, оказывающие негативное влияние на адаптационную ситуацию российского бизнеса.

  1. Несбалансированная структура производственных мощностей, доставшейся в наследство российскому бизнесу от советской экономики, принципиальная неспособность бизнеса эффективно ее использовать и редукция результативности ее коммерческого применения

  2. Стремительное устаревание основных фондов российской промышленности, связанное с низкой деловой культурой и хищническим отношениям к «захваченной» собственности большинства новых собственников, нацеленных на использование простых методов обогащения, не рассчитанных на длительную перспективу.

  3. Низкая конкурентоспособность российских фирм, в основе которой лежит более чем существенное отставание их с точки зрения производительности труда, эффективности управления и стратегического планирования.

  4. Отсутствие четкой национальной стратегии российского руководства, ориентированной, на самом деле, на предельно интенсивное использование природных ресурсов и фактическое сворачивание остальных отраслей промышленности, которые единственно способны стать локомотивами национальной конкурентоспособности в условиях ускорения рыночных изменений.

  5. Коррупция, понижающая уровень органичности строения общества, снижающая его эффективность и наносящая таким образом ущерб его стратегической конкурентоспособности.

  6. Отрицательная селекция «капитанов бизнеса» и чиновников

  7. Низкая правовая защищенность прав собственности в результате как незаконного их возникновения во многих случаях, так и криминальных по своей сути захватов собственности (рейдерства).

  8. Ориентация фирм на внедрение отживших свое на Западе организационных, управленческих и иных бизнес-технологий, непонимание природы и характера рыночных изменений, открывающих для российских фирм неограниченные возможности роста их эффективности и конкурентоспособности.

  9. Неспособность российских фирм обеспечить необходимое качество производимой ими массовой продукции, связанное, в том числе, с особенностями российского менталитета, более предназначенного для героических свершений (в сфере разработок и уникальных изделий), нежели для устойчиво качественного монотонного повседневного труда.

  10. Утеря слоя квалифицированных рабочих, способных выполнять уникальные работы, снижение на этом основании дееспособности российских фирм по принятию и выполнению сложных промышленных заказов

  11. Низкая компетентность российских специалистов как в сфере технологической, так и в сфере предпринимательской, как в сфере информационной, так и в сфере организационной, как в сфере социальной, так в сфере психологии личности

  12. Разрушение всей системы подготовки производственно-технологического персонала, что создает более чем серьезные проблемы для развития в России сложного производства

  13. Психологические трудности адаптации россиян к рынку, в основе которых лежит, в том числе, и очевидная недостаточность рыночных методов как средства решения общечеловеческих проблем.

  14. Энергетическая неэффективность, вызываемая, помимо прочего, природно-климатическими условиями, и транспортные издержки, связанные с протяженностью российских коммуникаций.

  15. Экологическая опасность российской промышленности.

  16. Низкие возможности для миграции квалифицированных работников, в том числе из-за рубежа, связанные, помимо прочего, с недостаточным развитием жилищного сектора, а также социальной сферы в регионах Российской Федерации

Факторов, открывающих перспективы роста адаптивности и конкурентоспособности российских фирм, существенно меньше, но именно они формируют стратегическую перспективу российского бизнеса.

  1. Меньшая приверженность населения самым примитивным, материальным стимулам, стремление россиян к следованию своему призванию и достижению в нем вершин профессионализма и компетентности, приоритетная значимость социальных и духовных стимулов, подавляемых сегодня засильем меркантилизма, чуждого российскому менталитету, но способных обеспечить мотивационный взрыв в подходящих условиях.

  2. Значительный творческий, инновационный и интеллектуальный потенциал, способный к самым решительным производственным, организационным и институциональным инновациям, опирающийся на сбалансированное понимание материальных, социальных и духовных ценностей, что обеспечивает безусловные конкурентные преимущества российских фирм в новых условиях, в которых наибольший эффект будет давать бесконечная самоотдача сотрудников, а не их меркантильные устремления

  3. Открывающиеся возможности для приобретения доминирующих позиций на мировом рынке в связи с его институциональными преобразованиями, возрастанием рыночных перспектив товаров и услуг, непосредственно связанных со здоровьем потребителя, его образованием и воспитанием, в чем российские фирмы при грамотной постановке дела могут иметь безусловное преимущество на глобальных рынках

Но использование этих перспектив возможно лишь в результате преодоления институциональной недостаточности российской экономике, о конкретных путях которого и пойдет речь в следующих разделах монографии.

Национальная стратегия России в меняющемся мире

Важность стратегии России, адекватной условиям прогрессирующей нелинейности развития общества и направленной на обеспечение ее конкурентоспособности в условиях общественных и рыночных изменений, трудно переоценить. Поскольку именно от согласованных усилий российских предпринимателей в освоении стратегически перспективных сфер деловой активности, в конечном счете, и зависит стратегическая конкурентоспособность России в целом. Пока же усилия российских чиновников и консолидированного вокруг них крупного бизнеса направлены по большей мере в прошлое, нежели будущее, будущее лидера мировой экономики. Мы прилежно проходим путь, который оставлен другими позади уже многие десятилетия назад, пытаемся решить как таковые, а не применительно к национальной стратегии, программы образования и развития науки, обращаемся к возрождению оборонного комплекса. Нужно ли говорить, что движение вперед спиной вряд ли способно обеспечить лидерство России хоть в какой-нибудь мало-мальски значимой сфере жизнедеятельности человечества, кроме, разве что, обеспечения его сырьем с минимальной добавочной стоимостью. Но это – слабый повод для радости, поскольку подобный курс в природно-климатических условиях России является курсом на осознанное разорение страны.

Энергичная, реалистичная и ориентированная на лидерство в перспективных, наиболее значимых для человечества сферах жизнедеятельности стратегия национального развития может быть разработана исключительно исходя из анализа содержания и динамики общественных изменений. С точки зрения предмета монографии можно утверждать, что наиболее перспективной сферой национального предпринимательства России является достижение лидерства в создании новой рыночной инфраструктуры и всего комплекса рыночных институтов, опосредующих прямое взаимодействие потребителя и производителя.

Подобный подход позволит России приобрести стратегические позиции в формирующемся рынке нового поколения, стать ключевым игроком на поле новых логистических взаимодействий, превратиться в центр эмиссии инвестиционных и производных от них инструментов нового поколения, обслуживающих прямое взаимодействие глобального производителя и глобального потребителя. И это положение является ценным как само по себе, с точки зрения предпринимательской прибыли от одного из самых масштабных проектов современности, так и в контексте повышения общей эффективности российской экономики, достигаемой через обретение стратегической конкурентоспособности российским бизнесом. Поскольку четкое формулирование национальной стратегии является одним из важнейших факторов ориентации национальных фирм в многообразии форм проявления процесса ускорения рыночных изменений.

Естественно, в условиях современной России встает вопрос о надлежащем субъекте разработки и реализации национальной стратегии. Поскольку нынешние элиты формировались на фоне решения достаточно простых, хотя и небезопасных задач присвоения бывшей общенародной собственности, то от них трудно ожидать продуцирования стратегических концепций, ориентированных в своей сущности на кардинальное преобразование современных рыночных реалий и неизбежное в этом случае изменение ситуации в российском и международном истеблишменте. Тем более что конкретные бюрократы по природе своей является временными участниками процессов управления, и время свое им логичнее употребить на решение задач сиюминутного обогащения, нежели на перспективное строительство глобальных рыночных инфраструктур. Российский же крупный бизнес, ставший таковым преимущественно в силу своей хватки, а не своего творческого гения, не демонстрирует склонности к проявлению того, чем он не обладает, а именно – стратегического видения будущего, лежащего в основе любой системной инновации. Поэтому призывы российской власти к повышению инновационной активности бизнеса до сего дня не возымели должного действия.

Соответственно одной из важнейших задач сил, заинтересованных в том, чтобы Россия не на словах, а на деле обрела свое достойное место в международном разделении труда, является создание нового субъекта инновационного развития страны в условиях ускорения рыночных изменений, каковым может стать только симбиоз соорганизованного производителя и консолидированного потребителя. Именно на этой платформе можно строить рыночные институты нового поколения, которые обеспечат надлежащие условия для адаптации российских фирм к ускорению рыночных изменений. И обеспечить тем самым мировое лидерство России в утверждении институтов новой, более эффективной и более человечной экономики, более эффективного и разумного общества, что и является важнейшей составляющей российской национальной идеи, идеи утверждения на планете институтов Новой Цивилизации.

Динамика изменений непосредственного окружения фирмы

Российская фирма как предпринимательская организация находится в социально-экономической ситуации переходного периода от так называемой социалистической экономики к так называемой рыночной, или капиталистической, экономике. Наиболее значимые с точки зрения эффективности фирмы составляющие этой ситуации глобального и национального уровня были рассмотрены в предыдущем разделе монографии. Здесь же следует более внимательно рассмотреть те проблемы и противоречия, которые на локальном уровне конкретной фирмы определяют ее развитие сегодня и будут определять его в обозримом будущем.

Содержание ключевой проблемы развития российской фирмы в современных условиях очень точно определил В.С.Катькало, обративший внимание на то, что «… перманентное возрастание сложности и неопределенности внешней среды поставило перед теоретиками и практиками эффективного управления организациями немало интригующих задач. Среди них особой аналитической трудностью отличается центральная для стратегического управления фирмами проблема создания и поддержания конкурентных преимуществ, обеспечивающих недоступные соперникам ренты»72. При этом следует напомнить, что сегодня к качеству управления фирмой предъявляются совершенно новые, существенно более высокие требования, связанные с необходимостью ее адаптации к ускорению рыночных изменений.

Задача адаптации фирмы к современным условиям относится к наивысшему классу трудности, поскольку предъявляет к руководству и собственникам фирмы требования не только определения стратегии фирмы, но и учета в процессе ее разработки и реализации позиций всех без исключения стейкхолдеров фирмы. Этого же, по сути дела, требует и новая редакция стандарта АА 1000, имеющая обозначение АА 1000 SES (Stakeholders Engagement Standard, стандарт взаимодействия со стейкхолдерами, группами влияния или участниками коалиции), еще более четко ориентированная на повышение эффективности взаимодействия с этими заинтересованными сторонами (стейкхолдерами), основной состав которых может быть определен следующим образом:

- инвесторы, вкладывающие в компанию свой капитал с определенной долей риска в целях получения дохода на него;

- кредиторы, временно предоставляющие фирмы заем в обмен на некоторый заранее установленный доход и заинтересованные в информации, позволяющей им определить, будут ли своевременно осуществлены выплаты по займу;

- менеджеры фирмы, поскольку финансовая информация позволяет им осуществлять более достоверную оценку эффективности управления фирмой;

- сотрудники фирмы, заинтересованные в получении информации о способности фирмы своевременно выплачивать зарплату, производить иные предусмотренные действующими правилами, трудовыми и коллективными договорами выплаты;

- поставщики, рассчитывающие на информацию, позволяющую им определить, будут ли своевременно осуществлены фирмой причитающиеся им выплаты;

- потребители (клиенты предприятия), рассчитывающие на стабильность поставок, высокое качество продукции и надлежащую ответственность фирмы, опирающиеся на финансовую респектабельность, устойчивость и надежность фирмы;

- общественные и государственные организации, поскольку от успешного функционирования предприятия зависит экономическое благосостояние региона.

Именно налаживание постоянного конструктивного взаимодействия стейкхолдеров фирмы, направленного на обеспечение ее эффективной адаптации к ускорению рыночных изменений и обеспечению конкурентоспособности в стратегической перспективе, и может быть определено в качестве важнейшей задачи основных бенефициаров фирмы. Это взаимодействие может рассматриваться и как цель, и как средство, и как результат:

- как цель, последовательное продвижение к которой является важнейшим условием повышения уровня органичности фирмы, без чего сложно говорить о ее адаптационном потенциале и конкурентоспособности в среднесрочной, а тем более – в долгосрочной, стратегической перспективе;

- как средство, позволяющее, с одной стороны, наилучшим образом использовать в целях развития фирмы совокупные ресурсы стейкхолдеров, а с другой – обеспечить консолидированную защиту фирмы от коррупционного и иного криминального давления, включая рейдерское;

- как результат компетентного управления фирмой в современных условиях, позволяющий ей уверенно смотреть в будущее.

Но при всей очевидности благоприятных перспектив задача налаживания единства видения перспектив фирмы и взаимодействия в российских условиях всех без исключения стейкхолдеров фирмы по поводу наращивания ее адаптационного потенциала и конкурентоспособности наталкивается на проблемы и противоречия, свойственные как мировому рынку, так и национальному. Рассмотрим коротко наиболее значимые из этих противоречий.

Противоречия между собственниками фирмы

В борьбе за бывшую государственную собственность именно этот тип противоречия формировал наиболее драматичные последствия, которые долго еще будут давать пищу аналитикам и исследователям. Именно собственность лежит в основе множества современных конфликтов, разрешаемых и по настоящее время с активным использованием традиционных для российского бизнеса силовых методов. Наконец, именно борьба за собственность породила рейдерство, ставшее самой крайней формой недружественного поглощения фирм.

Но между собственниками фирмы могут возникать не только «горячие» конфликты. Существует такая важнейшая проблема, как проблема миноритарных акционеров, которые в силу особенностей института акционерных обществ в значительном числе случаев оказываются полностью отстраненными не только от управления делами фирмы, но и от получения доходов на вложенные в фирму инвестиции.

Формулировка, согласование и постоянное уточнение стратегии развития фирмы (а именно в эту форму может быть облачена активность по формированию и совершенствованию консолидированного видения будущего фирмы) вполне может стать тем полем, на котором могут гаситься на самой ранней стадии многие конфликты между собственниками фирмы.

Противоречия между собственниками и менеджерами фирмы

Если противоречия между собственниками носят в своей природе поверхностный характер (в силу объективного единства их интересов), хотя и способны нанести самый серьезный ущерб фирме, то интересы собственников и наемных менеджеров расходятся самым фундаментальным образом, что не может не порождать весьма серьезных проблем. Ведь собственник нанимает менеджера не для того, чтобы тот решал в процессе управления его собственностью свои проблемы, а для того, чтобы менеджер обеспечил надлежащее управление фирмой именно в интересах ее собственника. В то же время менеджеру как таковому нет никакого дела до интересов собственника, он преследует исключительно собственные цели, даже нанимаясь на работу к тому или иному собственнику.

Это противоречие, свойственное любому виду наемного труда, лежит в основе многих проблем существующих фирм. Неэффективное разрешение этого противоречия привело к гибели многие фирмы и, вне всякого сомнения, будет порождать все новые банкротства. Ведь именно менеджер, а не собственник, фактически управляет фирмой. Именно он нанимает (естественно, «под себя») высококвалифицированных юристов, финансистов и других специалистов, повседневно руководя их деятельностью. Именно он, наконец, принимает критически важные для фирмы решения, в том числе влекущие нежелательные последствия для собственников фирмы.

Гармонизация интересов менеджеров фирмы и ее собственников в процессе формирования и совершенствования видения будущего фирмы также способна обеспечить их лучшее взаимопонимание, устранение источников взаимного недовольства и обеспечение наилучших условий для совместного руководства развитием фирмы.

Противоречия между менеджерами и сотрудниками фирмы

Эти противоречия в ситуации наемного труда как такового также носят институциональный характер, то есть интересы менеджеров и сотрудников в своей сущности противоположны. А именно: если интерес менеджера состоит в том, чтобы, заплатив сотруднику поменьше, получить от него как можно больше, то интерес сотрудника, напротив, состоит в том, чтобы делать как можно меньше, а получать как можно больше. Причем противоречие это настолько очевидно, что оно прописано в российском законодательстве, предусматривающем право сотрудников на забастовку. Которую следует понимать как открытое и ощутимое давление коллектива сотрудников на лиц, принимающих решения.

Многочисленные методики манипуляционного характера, на которых зиждется сооружение механичной фирмы, мало помогают делу, поскольку все они нацелены на создание иллюзии причастности сотрудника к процессу принятия важных для фирмы и, следовательно, для самого сотрудника решений, касающихся настоящего и будущего фирмы.

Напротив, постоянное участие сотрудников фирмы в совершенствовании стратегии развития фирмы позволит не только использовать их потенциал, находящий лишь самое незначительное применение в механичной фирме, не только снизить накал противостояния сотрудников и менеджеров, но и, как говорилось выше, открыть путь к постепенному повышению уровня органичности фирмы, что является критически важным условием ее стратегической конкурентоспособности.

Противоречия между фирмой и ее поставщиками и кредиторами

Поставщики и заимодавцы фирмы, как правило, заинтересованы в ее развитии и процветании, поскольку являются потребителями ее институциональных, а не производственных возможностей (если, разумеется, речь не идет о приготовлении конкретного заимодавца к ее захвату в результате искусственного завышения ее задолженности). Поэтому острота институциональных противоречий здесь существенно меньше, хотя ситуационные проблемы (к примеру, в случае поставки бракованной продукции или неожиданного ужесточения позиции заимодавца) относятся к числу штатных.

В современных условиях перехода исторической инициативы от производителя и продавца к потребителю это противоречие наполняется новым содержанием, а именно усиливающимся воздействием на поставщика продукции и финансовых средств со стороны фирмы как их потребителя. И от успеха этого воздействия во многом зависит будущее фирмы. Но в настоящем может порождать достаточное количество проблем, связанных с общей неготовностью российских фирм к инновационному поведению.

Формирование совместного видения будущего фирмы, особенно в случае его сопряжения с аналогичными работами, проводимыми ее поставщиками и заимодавцами, может стать очень мощным средством овладения межкорпоративной культурой управления сменой технологий, жизненно важной в условиях ускорения общественных изменений.

Противоречия с государственными органами и организациями

В силу перечисленных выше причин именно эта ситуация является во многом определяющей для судьбы фирмы. Ибо российскому бизнес-сообществу было наглядно продемонстрировано, что может ждать фирму, даже самую крупную, если она становится нелояльной по отношению к высокопоставленным чиновникам. Причем эти проблемы, хоть и в существенно меньшем масштабе, воспроизводятся на региональном, отраслевом, местном и иных уровнях, внося существенный вклад в перечень задач, к которым фирма вынуждена относиться со всей серьезностью.

Ситуация усугубляется тем, что формальные функции государственных органов могут рассматриваться коррумпированными чиновниками как инструмент воздействия на фирму в коррупционных целях, причем нерегламентированность и неформальность этих отношений в конечном счете не смягчает, а обостряет эти противоречия.

Стяжательская природа чиновника-коррупционера, не заинтересованного в общем случаю ни в чем, кроме быстрого обогащения, является не лучшим основанием для совместной работы над лучшим будущим фирмы, но и здесь могут быть найдены эффективные способы решения проблемы.

Противоречия фирмы с потребителями ее продукции

Как уже говорилось выше, интересы фирмы как производителя продукции, с одной стороны, и потребителя производимой ею продукции, с другой стороны, весьма существенно противоречат друг другу. Фирма, естественно, заинтересована в том, чтобы произвести подешевле и продать подороже, интерес же потребителя – прямо противоположный. Но для фирмы консолидированный потребитель ее продукции в современных условиях – главный фактор ее стратегической конкурентоспособности.

Дело в том, что развитие интернета и современных организационных технологий привело к тому, что фирма-производитель, имевшая ранее дело только с оптовым продавцом, и потребитель, получавший произведенную фирмой продукцию от розничного продавца, сегодня получили возможность для прямого взаимодействия. И это имеет не только финансовые последствия, но и ведет к взаимному улучшению ситуации сторон по сущностным аспектам производства и потребления продукции фирмы.

Соответственно привлечение консолидированного потребителя к разработке стратегии развития фирмы обеспечивает не просто более точное маркетинговое движение фирмы, а создание реальных предпосылок для заключения форвардных контрактов на поставку еще не произведенной продукции потребителю, развитие кредитных, инвестиционных, инновационных и поручительских отношений во взаимодействии фирмы и ее потребителя.

Но такая активная гармонизация отношений фирмы и ее стейкхолдеров возможна лишь в том случае, если фирма сможет предложить своим партнерам достаточно зрелый проект стратегии своего развития, с одной стороны, и обеспечить эффективный процесс подготовки, принятия и исполнения их рекомендаций, с другой стороны.

Первое обстоятельство в решающей степени зависит от модели мышления, господствующей в фирме, степени адекватности видения будущего. Проблему качества этой модели можно назвать проблемой шарообразности земли. С древних времен человеку не было дела до того, плоская она или круглая, в практической его деятельности он всегда имел дело с плоскостью, поэтому всех тех, кто говорил о шарообразности земли, весьма прагматично отправлял на эшафот. Дабы не смущали разговорами о несоответствии сути мирового устройства тому, что видно невооруженным глазом.

Но если привычка к плоскостным воззрениям на нашу планету и по сей день не приносит очевидных неприятностей человеку, то неправильное понимание менеджерами фирмы сути происходящих вокруг изменений может иметь самые плачевные последствия для самой фирмы и, как следствие, для ее собственников. Другое дело, что среди собственников также преобладают лица с плоскостным видением объемной ситуации общественных преобразований, поэтому они вполне естественным образом выбирают себе подобных. И увеличивают риски краха своей фирмы. Ибо собственники, назначая на должность, требующую объемного, в известной степени бесконечномерного видения, специалиста в сфере плоскостных операций, собственноручно создают угрозу своим инвестициям в эту фирму.

В основе этой проблемы лежат разные типы мышления, необходимые, с одной стороны, для достижения успеха в технических плоскостях (создание систем продаж, проведение крупных операций, ведение переговоров о заключении серьезных сделок и т.п.), а с другой – для ориентации в ситуациях многомерной, многоаспектной и ускоряющейся трансформации общественно-делового пространства.

Первый тип мышления, присущий операционному преуспеянию, можно определить как линейное (плоскостное) мышление, которое опирается на следующие основные доминанты:

- мир развивается линейно, т.е. все то, что приносило успех в прошлом, будет устойчиво приносить успех и в будущем, правда, возможно, на несколько меняющемся поле действий;

- все проблемы, в конечном счете, можно привести к ряду простейших составляющих, применительно к которым существует некоторая совокупность шаблонных решений, последствия которых хорошо известны и достаточно уверенно прогнозируемы;

- любые инновации, выходящие за пределы непосредственного опыта и непосредственного понимания (читай: плоскостного мышления), являются неприемлемыми;

- персонал фирмы должен четко выполнять стоящие перед ним задачи, действуя, как правило, по утвержденным шаблонам, при этом любое разнообразие делового поведения, не вписывающееся в традиционные представления, должно быть немедленно осуждено и прекращено;

- выполнение этих правил не только приносило успех в прошлом, но и, без сомнения, обеспечит успех и в будущем.

Линейные методы мышления обречены на провал в условиях ускорения рыночных изменений. Разумеется, это касается только тех ситуаций, которые непосредственно включаются в собственно глобальные процессы, незначительные повседневные действия участников рынка по прежнему требуют предельной эффективности линейного (операционального, плоскостного) мышления. Поэтому важнейшими задачами собственников фирмы, заинтересованных в обеспечении ее стратегической конкурентоспособности, являются усвоение следующих весьма важных положений:

  •  
    1. Современная деловая ситуация характеризуется нарастающей нелинейностью всего спектра общественных изменений, при этом влияние этой нелинейности на фирму тем выше, чем больше она интегрирована в глобальные экономические инфраструктуры и поддерживаемые ими процессы.

    2. Абсолютизация традиционных линейных моделей мышления и делового поведения, дававших и продолжающих давать ожидаемые коммерческие результаты, чревата крахом в ситуациях вхождения в «турбулентные слои деловой атмосферы».

    3. Важнейшей задачей собственников фирмы является обеспечение надлежащего баланса носителей нелинейного (объемного по нашей классификации, представляющего второй тип делового мышления) и линейного мышления. При этом на низших уровнях деловой иерархии следует поощрять преимущественно линейное сугубо профессиональное поведение, в то время как на высших уровнях необходимо обеспечивать постепенное наращивание нелинейных и нетрадиционных для конкретного вида бизнеса представлений, в том числе парадоксальных и кажущихся (линейному мышлению) неприемлемыми.

Можно уверенно утверждать, что именно способность собственников решить проблему оптимального соотношения линейного и нелинейного поведения менеджмента и персонала фирмы в глобальном деловом пространстве и обеспечивает либо успех фирмы, либо ее провал.

Проблема же организации взаимодействия стейкхолдеров фирмы по поводу стратегии ее развития может быть успешно решена при помощи современных технологий согласования позиций различных сторон, имеющих общую платформу для формирования общего интереса, в данном случае – платформу обеспечения надлежащей адаптации фирмы к условиям ускорения рыночных изменений и достижения ее конкурентоспособности на стратегическую перспективу.

Именно подобные интеграционные подходы к формированию стратегии развития фирмы, опирающиеся на новейшие телекоммуникационные, информационные и кооперационные технологии, способны обеспечить последовательное наращивание конкурентоспособности фирмы за счет решения на новом, более высоком качестве, следующих основных проблем:

  1. Проблему когнитивную, связанную с получением на постоянной основе более точной информации о содержании и путях адаптации фирмы к происходящим переменам, особенно при условии включения в чисто стейкхолдеров фирмы экспертов нового поколения из числа лиц, наиболее успешно следующих своему призванию и способных наиболее точно оценить содержание перемен и резонные способы реагирования на них.

  2. Проблему коммуникативную, позволяющую обеспечить постоянное поддержание конструктивной и целенаправленной связи со стейкхолдерами фирмы, что является важнейшим условием снятия остроты противоречий, которые могут повлиять на конкурентоспособность и перспективность фирмы.

  3. Проблему кооперативную, связанную с привлечением дополнительных ресурсов лиц, заинтересованных в успехе фирмы, для решения стоящих перед нею проблем.

В целом можно выделить следующие группы проблем, с которыми сталкивается российская фирма в результате проекции рыночных изменений, происходящих на глобальных и национальных рынках, на непосредственное окружение фирмы, в решающей степени влияющее на адаптивный потенциал и конкурентоспособность фирмы:

  1. Увеличение динамики изменения непосредственного окружения фирмы, вызывающая необходимость перехода от персонального (личного) знания своих контрагентов к их формализованному представлению, при этом требования к достоверности знаний, а не интуитивных представлений существенно возрастают, что требует построения систем обобщения и оперативного рейтингового представления реальных качеств ее партнеров.

  2. Возрастание требований со стороны всего спектра стейкхолдеров к фирме, причем требования эти во многом являются взаимоисключающими. Так, собственники фирмы требуют от нее повышения стоимости компании, что определяется, в том числе, доходом на акцию. Этот доход является результатом роста прибыльности фирмы, обеспечиваемой разницей между затратами и поступлениями, в основе чего может лежать рост неэквивалентности обмена. С другой стороны, потребитель нуждается в повышении эквивалентности обмена и получении качественного товара по справедливой, с его точки зрения, цене. При этом в условиях неопределенности ситуации потребителя определяющей может являться либо цена, либо известность марки, в то время как развитие систем поддержки потребительских решений вполне может в ближайшие годы привести к более точному реагированию на соотношение «затраты-выгоды» с соответствующим снижением конкурентоспособности фирм, имеющих худшее соотношение этих факторов

  3. Увеличение значимости потребительского давления на фирму по отношению к давлению на нее со стороны любых других стейкхолдеров фирмы, вызывающее необходимость специфического инвестирования в целенаправленное развитие прямого взаимодействия с консолидированным потребителем продукции фирмы, при этом затраты на консолидацию потребителя также в значительной части ложатся на фирму

Таким образом, специфические противоречия среди стейкхолдеров фирмы, характерные в том числе и для России, могут эффективно преодолеваться при помощи высокотехнологичных организационных решений, рассмотрению которых посвящается заключительная глава монографии.

Глава 3. Адаптационная стратегия фирмы

В современных условиях ускорения рыночных изменений российские фирмы (за исключением тех, что ориентированы на использование сырьевых ресурсов) не имеют серьезных шансов на победу в глобальной конкурентной борьбе, если они будут воспроизводить отжившие свое управленческие решения, опирающиеся на уходящие рыночные институты. Задача российских фирм заключается в том, чтобы найти перспективный путь, связанный с грядущим преобразованием традиционных рыночных инфраструктур, и занять на новом институциональном поле достойные позиции.

По определению Д.Норта, «институты – это «правила игры» в обществе, или, выражаясь более формально, созданные человеком ограничительные рамки, которые организуют взаимоотношения между людьми Следовательно, они задают структуру побудительных мотивов человеческого взаимодействия – будь то в политике, в социальной сфере или экономике. Институциональные изменения определяют то, как общества развиваются во времени, и таким образом являются ключом к пониманию исторических перемен». Говоря о роли институтов в общественной жизни, Д.Норт продолжает, что «институты уменьшают неопределенность, структурируя повседневную жизнь. Они организуют взаимоотношения между людьми, так что когда мы хотим … совершить любые … действия, с которыми мы сталкиваемся в обычной жизни, мы знаем (или можем легко научиться), как это сделать. … Говоря профессиональным языком экономистов, институты определяют и ограничивают набор альтернатив, которые имеются у каждого человека». При этом Д.Норт указывает на «… принципиальное различие между институтами и организациями. Подобно институтам, организации структурируют взаимоотношения между людьми». И подчеркивает: «В понятие «организация» входят политические органы и учреждения (политические партии, Сенат, городской совет, контрольное ведомство), экономические структуры (фирмы, профсоюзы, семейные фермы и кооперативы), общественные учреждения (церкви, клубы, спортивные ассоциации) и образовательные учреждения (школы, университеты, центры профессионального обучения). Организация – это группа людей, объединенных стремлением сообща достичь какой-либо цели. … Институциональные рамки оказывают решающее влияние и на то, какие именно организации возникают, и на то, как они развиваются. Но в свою очередь и организации оказывают влияние на процесс изменения институциональных рамок… Необходимой предпосылкой для разработки теории институтов является отделение анализа правил игры от стратегий игроков»73.

Институциональная, а впоследствии и неоинституциональная теории внесли более чем серьезный вклад в развитие экономической науки. Во многом благодаря именно этому направлению экономической науки сегодня сложилась благоприятная ситуация для решительного поворота экономической мысли, во-первых, в сторону реальных процессов, протекающих в обществе, а во-вторых – к увеличению практического вклада экономической науки в решение стоящих перед обществом проблем. И вклад этот может быть осуществлен через целенаправленное преобразование рыночных институтов в целях дальнейшего снижения трансакционных и адаптационных издержек. Но время идет вперед, нарастающий темп общественного развития предъявляет существенно повышающиеся требования к эффективности экономической организации, следовательно, к качеству институциональной инфраструктуры. И если раньше Д.Норт мог спокойно говорить о возможности уменьшения «неопределенности путем установления устойчивой (хотя не обязательно эффективной) структуры взаимодействия между людьми»74, то сегодня вопрос эффективности поддерживаемой институтами структуры взаимодействия между людьми выходит на первый план.

Общественные институты являются той самой «точкой опоры», которая может обеспечить весьма существенное повышение эффективности всей экономической системы человечества. С этой точки зрения общественные институты, как уже говорилось выше, представляют собою не только и не столько правила игры, сколько организационно-технологические комплексы, направленные на сокращение трансформационных, трансакционных, транспортационных и, в ближайшей перспективе, адаптационных издержек производства и поставки потребителю необходимых ему товаров и услуг.

В целом можно утверждать, что вся история человечества суть история институтов, обеспечивающих взаимодействие людей в процессе достижения значимых для них целей, при этом главным направлением развития этих институтов (даже в отсутствие институциональной теории) было повышение органичности общественной жизни, движение от рабства к подлинной свободе, от несправедливости общественного устройства к подлинной гармонии общественных отношений, от невостребованности всего потенциала человека к созданию условий для его полного самоосуществления. При этом институционализм как теория, исследующая природу и функционирование общественных институтов, приобретет совершенно новое качество, перейдя от описания институциональных проблем к целенаправленной трансформации институциональной инфрасреды.

Авторы монографии рассматривают всю совокупность общественных институтов, частью которой являются рыночные и иные институты, поддерживающие хозяйственную деятельность человечества, как единую инфрасреду, базисным предназначением которой является создание условий для последовательного снижения трансформационных, трансакционных, транспортационных и адаптационных издержек производства и поставки фирмой потребителю необходимых ему товаров и услуг.

Фундаментом институциональной инфрасреды является институциональная инфраструктура, надстройку образует корпоративная культура использования потенциала инфраструктуры, институциональная среда, понимаемая как совокупность «правил игры», и собственно институты, представляющие собою «механизмы управления контрактными отношениями»75.

Применительно же к теме монографии органичная адаптация фирмы к ускорению рыночных изменений осуществляется в следующих основных направлениях, имеющих самое непосредственное отношение к совершенствованию институционального обеспечения адаптационного процесса:

  1. Базисом адаптационного потенциала фирмы, ее стабилизатором в меняющемся рыночном пространстве является четкое следование всему комплексу международных и иных стандартов, являющих собою квинтэссенцию прошлого международного опыта адаптации фирм к ускорению рыночных изменений.

  2. Собственно же адаптация фирмы осуществляется в режиме управления сменой одновременно всего комплекса технологий, влияющих на ее конкурентоспособность, при этом в основе этого управления лежит инновационная активность сотрудников фирмы, следующих своему призванию и обладающих статусом внутреннего (для фирмы) предпринимателя.

  3. Активность адаптации фирмы к ускорению рыночных изменений придает ее нацеленность на преобразование всего комплекса рыночных институтов в направлении обеспечения поддержки ими прямого взаимодействия потребителя и производителя и снижения на этой платформе трансформационных, трансакционных, транспортационных и адаптационных издержек.

Именно эти основные направления повышения адаптивного потенциала фирмы и являются предметом рассмотрения в настоящей главе монографии.

Укрепление адаптационного базиса фирмы

Детерминанты адаптивного управления касаются корпоративной культуры фирмы, которая в современных условиях ускорения рыночных изменений выполняет важнейшие функции, обеспечивающие достижение фирмой наивысшего уровня своей адаптивности и конкурентоспособности. И в первую очередь – это функции эффективной разработки стратегии развития фирмы в условиях перемен. А также функции обеспечения реальной способности фирмы обеспечивать наилучшее качество производимой продукции, сочетающейся с наименьшими затратами потребителя на ее приобретение, наилучшим сервисом и наивысшей ответственностью. И если сегодня в силу недостаточно развитой системы поддержки потребительских решений компания может перекрывать свои производственные дефекты агрессивной рекламой и соответствующей PR-Стратегией, то уже в ближайшие годы, по мере становления системы потребительского экспертирования, сертифицирования и рейтингового оценивания, ареал применения этих возможностей существенно сократится. И это предопределяет жизненно важную необходимость для фирмы, заинтересованной в устойчивом росте своей конкурентоспособности на стратегическую перспективу, целенаправленной гармонизации своей корпоративной культуры в целях повышения ее дружественности потребителю и реального удовлетворения его потребностей.

Важнейшей характеристикой конкурентоспособной корпоративной культуры является ее транспарентность, открытость и доступность существенной (с точки зрения ее стейкхолдеров) информации о фирмы, ее собственниках, менеджерах и специалистах, производимой ею продукции, используемой технологии, партнерах и поставщиках, поддержке своей продукции, ответственности за ее качество и т.п. Причем по мере становления целостной инфраструктуры поддержки принимаемых потребителем и иными потенциальными стейкхолдерами фирмы решений (а сегодня это становление идет через доморощенные «черные списки», системы отзывов, форумы, рейтинги, потребительские тесты и т.п.) степень транспарентности фирмы, степень ее прозрачности будет приобретать все большее значение.

В основе органичной культуры, образующей фундамент нормативно-динамического управления фирмой, лежит эффективное прогнозирование динамики окружающей рыночной среды, сочетающееся с качественным распределением и использованием всего спектра находящихся в распоряжении фирмы ресурсов в целях наилучшего использования энергетики глобальных тенденций для повышения конкурентоспособности фирмы. В этом и заключается сверхзадача управления деятельностью фирмы, сосредотачивающего свои усилия на решении следующих задач:

- определение основных тенденций развития глобального, национального и целевого для фирмы рынков;

- формулирование целей и задач фирмы по повышению ее конкурентоспособности в условиях ускорения рыночных перемен;

- моделирование ситуации, в рамках которой будет осуществляться достижение поставленных целей и решение стоящих перед фирмой задач, вычленение факторов, определяющих характер этой ситуации, имеющихся ресурсов и ограничений;

- разработка и реализация мероприятий, нацеленных на достижение поставленных целей;

- организация постоянного мониторинга, позволяющего отслеживать состояние параметры процесса наращивания конкурентоспособности фирмы как в стратегическом контексте, так и в текущем выражении, опирающемся на динамику показателей эффективности и их отклонения от расчетной траектории ее развития;

- анализ достигнутых результатов, выявление причин отклонения управляемого процесса от расчетной траектории, разработка и реализация корректирующих воздействий;

- составление отчетности, помогающей руководству фирмы корректировать ход повышения ее конкурентоспособности.

Непрерывность, сбалансированность и инновационность процесса адаптационного управления фирмой как важнейшее условие его эффективности обеспечивается лишь в случае органичного сочетания стратегических и тактических целей менеджмента фирмы, достижения предельного профессионализма, направленного как на в формирование ее завтрашнего дня, так и на обеспечение надлежащего функционирования фирмы днем сегодняшним. Что означает гармонию видения будущего и эффективных практических действий в настоящем. Причем гармония эта должна достигаться как на уровне корпоративной культуры, так и в результате постоянного совершенствования организационно-функциональной инфраструктуры фирмы.

Достижение всех этих целей в современных условиях является достаточно сложной задачей, которая не может быть решена вне скрупулезного следования системе самых жестких международных стандартов управления и производственной деятельности. Поскольку именно эти стандарты, представляющие собою постоянно актуализируемый свод человеческих знаний, выраженных в нормативной форме, могут стать надлежащим средством решения когнитивной проблемы фирмы, вне чего преуспевание фирмы может быть лишь продуктом случайного стечения обстоятельств.

Система международных стандартов опирается на наиболее плодотворные теоретические концепции и является в этом качестве своего рода обладающей наивысшим авторитетом рейтинговой системой, высокая оценка со стороны которой, данного конкретной управленческой концепции, придает ей мощнейший импульс во внедрении и развитии, привлекая к ней всеобщее внимание со стороны специалистов и практиков. Именно таким образом в центр общественного внимания был выдвинут процессный подход, который сам по себе не является чем-то абсолютно новым, но который приобрел совершенно новое звучание после того, как он стал одной из ключевых платформ для международных стандартов ISO-9000 серии 2000 года.

При этом следует понимать, что последовательная ориентация фирмы на всю совокупность наиболее жестких и прогрессивных международных стандартов суть необходимое, но не достаточное условие надлежащей защиты интересов ее стейкхолдеров. Дело в том, что международная стандартизация представляет собою достаточно инерционный механизм, и многие стандарты выходят в свет тогда, когда изменения в сфере деятельности, которую они регулируют, лишают многие их положения необходимой актуальности. И эта проблема будет постоянно усиливаться по мере нарастания темпа рыночных перемен. Что означает следующее: помимо строгого следования международным стандартам, обеспечивающим минимально необходимый уровень организационно-технологической культуры фирмы, ей необходимо вести постоянную работу по надстройке над фундаментом международной стандартизации своего стандарта, обеспечивающего тонкую подстройку фирмы под процессы, набирающие силу, но еще не ставшие предметом регулирования со стороны системы международных стандартов.

Суть перехода от «ручного» регулирования адаптационной активности фирмы к автоматическому состоит во внедрении высоких технологий стратегического управления ее адаптацией к ускорению рыночных изменений. Эти технологии, с одной стороны, должны обеспечивать надлежащий уровень действия и взаимодействия персонала фирмы, нацеленного на достижение ее надлежащей адаптивности и конкурентоспособности, а с другой – поддерживать необходимый и достаточный уровень свободы и самовыражения для сотрудников фирмы. И здесь наилучшим инструментом гармонизации всего спектра активностей фирмы являются международные стандарты, концентрирующие весь наличный опыт предпринимательской деятельности и создающие надлежащий базис эффективного движения в будущее.

Важнейший смысл международных стандартов в контексте наращивания адаптивного потенциала фирмы заключается в создании своего рода постоянно удаляющегося горизонта совершенства управления фирмой, совершенства, которое не может быть достигнуто, но стремление к которому обеспечивает надлежащий уровень адаптивности и конкурентоспособности фирмы. В строгом соответствии с одним из важнейших принципов менеджмента, гласящим, что цели должны быть недостижимы, тогда все промежуточные задачи будут решаться наилучшим образом.

Основными требованиями, предъявляемыми к системе стандартизации со стороны нормативно-динамического управления фирмой, являются:

  1. Принципиальная ориентация собственников и менеджмента фирмы на наиболее жесткие международные стандарты.

  2. Концентрация усилий на гармонизации требований различных стандартов применительно к реальной ситуации в фирме.

  3. Последовательный курс на неуклонное повышение квалификации персонала, обеспечение его готовности к совершенствованию своего профессионального уровня и способностей к овладению новейшими технологиями производства и управления.

Значение стандартизации для мировой экономики уже давно стало общепризнанным фактом. Некоторые высокотехнологичные сферы производства и потребления вообще не могут сегодня эффективно развиваться вне четких международных стандартов.

В сфере менеджмента дело обстоит значительно проще, войны стандартов там не ведутся, но роль стандартизации, пожалуй, даже более высока. Поскольку от квалификации менеджеров, от их способности принимать и обеспечивать выполнение правильных решений в решающей степени зависят результаты деловой активности фирмы.

Поэтому международная стандартизация, особенно в условиях глобализации мировой экономики, находится в центре внимания международного сообщества и представляет собою сложное, динамично развивающееся и уверенно усиливающее свое влияние явление.

Международная система стандартизации является продуктом поиска и совершенствования оптимальных форм решения следующих задач:

  1. Организация эффективной научно-исследовательской деятельности в сфере деятельности, подлежащей стандартизации.

  2. Исследование опыта регулирования сферы человеческой активности, подлежащей стандартизации, на национальном и международном уровне.

  3. Обеспечение повсеместной приемлемости, понятности и практичности разрабатываемых стандартов.

Соответственно и структура системы международной стандартизации включает в себя следующие основные уровни:

  1. Международные стандарты, разрабатываемые авторитетными профессиональными международными организациями на хорошо регламентированной и систематизированной базе, в режиме их гармонизации, согласования и технологического совершенствования, что и обеспечило признание этих организаций всеми странами в качестве разработчиков международных стандартов.

  2. Региональные стандарты, создаваемые организациями, чье влияние распространяется на конкретные регионы и признается в соответствующих странах.

  3. Стандарты объединений и консорциумов, обеспечивающие согласование действий их участников в процессе достижения конкретной коммерческой цели.

Национальные стандарты разрабатываются и поддерживаются соответствующими государственными и иными органами и организациями, специально на то уполномоченными и обеспечивающими постоянное совершенствование и исполнение стандартов. Некоторые национальные организации по стандартизации приобретают фактически международный статус и начинают активно влиять на международную систему стандартов.

Самостоятельную и очень важную роль играют корпоративные и межкорпоративные стандарты, разрабатываемые органами и организациями, которые могут претендовать на роль органов международной стандартизации.

Столь сложное устройство системы международных стандартов создает для участников рынка весьма непростую ситуацию, значение которой многими собственниками и руководителями компаний явно недооценивается. Особенно с учетом того, что анализ стандартов предполагает решение, по меньшей мере, трех основных проблем:

  1. Точный учет в своей деятельности всего спектра формальных требований национальных стандартов, несоблюдение которых может повлечь неприемлемые для фирмы санкции.

  2. Уверенная ориентация во всем спектре международных стандартов, касающихся как собственной производственной деятельности фирмы, так и достижения ею формального уровня международной конкурентоспособности, связанной и с выходом на международные финансовые рынки.

  3. Отбор и использование во внутренних регламентах фирмы положений национальных, международных и иностранных стандартов, способных оказать реальное содействие в повышении эффективности коммерческой деятельности фирмы и росте ее конкурентоспособности. При этом не имеет значения формальный статус положений стандарта, актуальных для фирмы.

В этой ситуации перед каждой фирмой, заинтересованной в наращивании своего адаптационного потенциала и повышении своей конкурентоспособности, объективно стоит задача разработки, утверждения и постоянного совершенствования внутрикорпоративного стандарта, который должен включать в себя все самое лучшее из национальных, международных и перспективных стандартов. По своей структуре этот стандарт должен представлять собою результат творческого гармонического синтеза высшей стандартизационной мысли. Именно этот результат в литературе называют порою интегрированным стандартом, в наиболее полной степени отражающим интеграционные тенденции в международной системе стандартов.

Кроме общепризнанных формальных международных стандартов, разрабатываемых специализированными организациями для общего пользования, в последнее время все большее значение приобретают стандарты международных организаций, основанных на членстве и/или иных формах добровольного признания компаниями этих стандартов и принятия ими на себя обязательства неукоснительного следования им и иным правилам, поддерживаемым этими организациями. Речь идет, в частности, о Всемирной Торговой Организации, стандарты и правила которой являются предметами обсуждения на самых высоких государственных уровнях, о системе Global Custody, выполнение стандартов и правил которой становится решающим фактором допуска компаний к наиболее выгодным глобальным финансовым рынкам, и множестве других организаций. Вне зависимости от своего уровня и характера объединения членов, каждая из этих международных или национальных организаций представляет собою комплекс стандартов, правил и процедур, следование которым в большей или меньшей степени способствует повышению эффективности их членов, их адаптации к меняющимся рыночным обстоятельствам и, соответственно, росту их конкурентоспособности.

Таким образом, система международных, региональных, корпоративных, национальных и иных стандартов является сегодня быстро развивающимся, постоянно усложняющимся организмом, актуальность которого для компаний, стремящихся к повышению своей конкурентоспособности, неуклонно возрастает. А это значит, что самое время появиться еще одному стандарту, стандарту соответствия требованиям международных стандартов, следование которому и обеспечит для компаний наилучшие условия управления своей стоимостью. Разработка и реализация этого стандарта и является одной из важнейших целей адаптивного управления фирмой. Этот стандарт призван выполнять следующие основные функции:

  1. Информационную функцию, описывающую ситуацию с точки зрения «знаю, как» и позволяющую тем самым собственникам, менеджменту и персоналу фирмы лучше сориентироваться в способах решения проблем, попадающих под действие стандарта.

  2. Функцию повышения технологического уровня фирмы, поскольку, с одной стороны, стандарт всегда является способом фиксации наивысшего на момент его утверждения технологического уровня, а с другой – подчиняется требованиям технологического прогресса и необходимо модифицируется с учетом смены технологий в сроки, определяемые процедурой обновления стандарта.

  3. Мотивационную функцию, предписывающую фирмам, заинтересованным в повышении своего статуса в экономической сфере, регулируемой стандартом, неукоснительное его выполнение, без чего необходимый фирме статус получен быть не может.

Для реального наращивания адаптационного потенциала и повышения конкурентоспособности фирмы стандарт имеет значение, которое трудно переоценить, поскольку он позволяет значительно сократить издержки и повысить качество работы по обеспечению постоянно возрастающей эффективности адаптивного управления фирмой. Ибо каждый стандарт в отдельности, а тем более это относится ко всей совокупности стандартов, регулирует в направлении повышения конкурентоспособности подведомственную ему сферу деятельности фирмы. Это тем более верно, когда речь идет о своего рода стандарте стандартов.

Поэтому в известной степени можно сказать, что ключом к повышению адаптивности и конкурентоспособности фирмы, относительно легко доступным для ее собственников и менеджеров, является опережающее внедрение всего без исключения комплекса стандартов в практику деятельности фирмы, внедрение, осуществляющееся непрерывно, рассматриваемое как самоцель и обладающее высшим приоритетом в числе задач, стоящих перед фирмой.

Такого рода подход к наращиванию адаптационного потенциала фирмы позволяет ее собственникам и менеджерам решать с наилучшим качеством и наименьшими затратами следующие задачи, актуальные с точки зрения повышения ее конкурентоспособности:

  1. Непрерывное повышение квалификации своего персонала в условиях ускорения рыночных изменений, нарастания требований международной конкурентоспособности и увеличения нагрузки на каждого сотрудника фирмы с соответствующим ростом его ответственности за эффективность и правильность своего делового поведения. Самостоятельное значение здесь имеют:

    1. создание условий для достижения сотрудниками фирмы, следующими своему призванию и заинтересованными в признании своего высокого международного уровня за счет приобретения ими признаваемых на международных уровнях образовательных и профессиональных статусов, своих целей через повышение своего вклада в адаптацию фирмы к ускорению рыночных изменений;

    2. овладение персоналом фирмы единым деловым языком, облегчающим их взаимодействие как между собой, так и с деловым окружением фирмы, вынужденным также переходить на международные стандарты;

    3. утверждение стиля мышления и способов поведения сотрудников фирмы, в наибольшей степени соответствующих духу командной игры, ориентированных на рыночную адаптацию фирмы и повышение ее конкурентоспособности в стратегической перспективе.

  2. Постоянное совершенствование технологии совместной деятельности сотрудников фирмы, снижающей долю административного управления их активностью, демонстрирующего в современных условиях принципиальную неэффективность, в пользу их творческого взаимодействия на платформе международных стандартов как высшего достижения человеческого гения в деловой сфере.

  3. Последовательное повышение качества корпоративной культуры фирмы и ее соответствия всему спектру требований потенциальных инвесторов и кредиторов, что ведет к устойчивому росту адаптационного потенциала и международной конкурентоспособности фирмы.

Строгое соблюдение всего комплекса международных стандартов создает для фирмы не только необходимые предпосылки эффективной адаптации к ускорению рыночных изменений, но и позволяет решать на принципиально ином уровне значимые частные проблемы, к примеру, получение доступа к экономически эффективным длинным и сверхдлинным деньгам.

Важнейшим фактором наращивания адаптационного потенциала фирмы, а соответственно и ее конкурентоспособности, является ее кредитоспособность как фундамент эффективной политики привлечения финансовых средств, необходимых для решения стоящих перед фирмой адаптационных задач. В условиях глобализации и нарастающей технологизации финансовых рынков методы решения задачи выхода на международный и национальный финансовые рынки приобретают новое звучание, важнейшей составляющей которого является включение в соответствующие глобальные инфраструктуры и обеспечение безусловного соответствия постоянно усложняющимся международным стандартам.

Глобализация финансовых рынков ведет к следующим основным последствиям, способным оказать существенное влияние на стратегию и тактику управления фирмой:

  1. Существенное расширение источников финансирования, повышение их разнообразия и рост возможностей стимулирования интереса инвесторов к финансовым перспективам конкретной фирмы, заинтересованной в привлечении займов или инвестиций.

  2. Соответствующее увеличение количества обращений за займами или инвестициями, выход на рынок значительного числа соискателей финансовых ресурсов с неизбежным усложнением ситуации выбора для каждого кредитора или инвестора.

  3. Растущие требования к процедурам представления запросов на глобальные финансовые рынки, к достоверности, полноте и удобству сведений, необходимых потенциальным инвесторам и кредиторам для принятия решений финансировании.

При этом глобальные финансовые рынки опираются на синтез высокотехнологичной глобальной инфраструктуры эмиссии и обращения ценных бумаг, с одной стороны, и постоянно совершенствующиеся стандарты и процедуры определения рейтингов международной кредитоспособности участников рынка, с другой стороны. Этот синтез инфраструктуры и стандартов должен максимально защитить интересы кредитора и инвестора, а также создать условия для наиболее комфортного взаимодействия между фирмой и ее финансовыми партнерами из любых стран.

Применительно к фирме, заинтересованной в адаптации к ускорению рыночных изменений и последовательном наращивании своей конкурентоспособности, процесс глобализации финансового рынка приводит к необходимости целенаправленного и эффективного решения следующих проблем:

  1. Разработка и реализация стандартных программ управления повышением конкурентоспособности фирмы в сочетании с формированием стратегий, ориентированных на адаптацию фирмы к ускорению рыночных изменений. Здесь позиции собственников фирмы и ее партнеров схожи – и те, и другие заинтересованы в ее надежном функционировании, росте ее конкурентоспособности и сохранении способности отвечать по своим обязательствам.

  2. Надлежащее освоение существующих и перспективных стандартов финансовой деятельности, ориентированных на безусловную защиту интересов кредитора и инвестора в процессе осуществления всех операций на финансовом рынке, в каком уголке мира они бы ни происходили.

  3. Корректное подключение с минимальными издержками и приемлемыми рисками к глобальной финансовой инфраструктуре, необходимое повышение квалификации персонала, наращивание взаимосвязей, имеющих существенное значения для представления фирмы на глобальном финансовом рынке.

Важно отметить, что глобализация финансового рынка необходимо создает для фирмы, нацеленной на наращивание своего адаптационного потенциала, условия, в известной степени, принуждения к соблюдению постоянно усложняющихся международных стандартов. Это, в частности, означает, что фирма, взявшая курс на эффективную адаптацию к ускорению рыночных изменений, должна быть готова к решению следующих проблем:

- непрерывное совершенствование своей организационного развития, повышение уровня менеджмента, доведение до автоматизма критических реакций и процедур, осуществляемые не время от времени, а на постоянной основе, с учетом как текущих инноваций в сфере менеджмента и управления, с одной стороны, так и перспективных нововведений, с другой стороны;

- постоянное наращивание квалификации собственников, менеджеров и персонала фирмы, проходящее в режиме непрерывного обучения, имеющего своей целью готовность всего коллектива фирмы к действиям в условиях, когда единственной стабильностью является постоянная технологическая нестабильность, а спектр рисков, которые необходимо учитывать фирмы, постоянно расширяется и видоизменяется;

- формальное обнародование и постоянное уточнение фирмой краткосрочной, среднесрочной и долгосрочной стратегий, ориентированных, с одной стороны, на эффективное использование сложившейся деловой конъюнктуры, с другой стороны – на изменения рыночной ситуации и ситуации в отрасли, в которой действует фирма, в среднесрочной перспективе, с третьей стороны – на собственно глобальные стратегические изменения;

- формирование и последовательное совершенствование деловой культуры фирмы как ее визитной карточки на глобальных финансовых и иных рынках, визитной карточки, демонстрирующей стратегическую перспективность фирмы в условиях кардинального роста компетентности потребителя и значимости для него в процессе принятия решений «культурности» общественного лица фирмы, производящей и поставляющей необходимые ему товары, участья и услуги;

- гармонизация внешних связей фирмы в контексте, с одной стороны, обогащения деловой культуры фирмы достижениями ее контрагентов и партнеров, а с другой стороны – создания стимулов для овладения ими новейшими достижениями в сфере повышения адаптационного потенциала фирмы, которыми располагает на данный момент фирма и мировые лидеры в этой области.

Из всего вышесказанного можно сделать уверенный вывод: необходимым, хоть и не достаточным, условием эффективной адаптации фирмы к ускорению рыночных изменений является последовательная ориентация собственников фирмы и ее высших менеджеров на стандарты, поддерживаемые глобальными финансовыми инфраструктурами, и целенаправленное движение к скорейшему выходу на глобальные финансовые рынки в качестве их полноправных участников. Эта ориентация должна носить не абстрактный характер благого пожелания, а характер целевой программы выхода на ведущие мировые финансовые рынки, прежде всего – рынок Global Custody76.

Развитие инновационной межфирменной кооперации

Если точное следование международным стандартам и развиваемому на их базе интегрированному стандарту фирмы является адаптационным базисом фирмы, который позволяет ей своевременно и с наилучшим соотношением «затраты-качество» повышать базовый технологический уровень корпоративного управления, то надстройку над этим базисом образует культура управления сменой одновременно всех технологий, влияющих на адаптацию фирмы к ускорению рыночных изменений.

Проблема управления сменой технологий, которая не получила достойного отражения в научной и в специальной литературе, является на самом деле критически важной с точки зрения адаптации фирмы и экономики в целом к ускорению рыночных изменений. Просто в силу того, что рыночные изменения, с одной стороны, продуцируются инновационной активностью все более возрастающего числа субъектов инноваций, а с другой – требуют инновационного же подхода для субъектов адаптации к переменам.

Традиционный подход спорадического, отрывочно-случайного внедрения технологий был удовлетворителен в пору относительно пологой кривой рыночных изменений, когда требования рыночной среды к инновационной политике фирмы не были столь жесткими, какими они становятся в период, когда ускорение рыночных изменений приобретает вполне ощутимые характеристики. И в этих условиях только овладение культурой управления сменой одновременно всего комплекса технологий, от производственных до информационных, от финансовых до мотивационных, от управленческих до организационных способно обеспечить надлежащую эффективность адаптации фирмы к ускорению рыночных изменений.

Проблема овладения культурой управления сменой технологий является, по сути дела, проблемой овладения культурой адаптации фирмы к ускорению рыночных изменений и относится, таким образом, к проблемам высшей категории сложности. При этом у фирмы практически нет выбора, переходить к управлению сменой технологий или довольствоваться традиционным бессистемным подходом к технологическому совершенствованию: в последнем случае вероятность ее ухода с рынка становится крайне высокой.

Собственно же активность фирмы по управлению сменой технологий должна распространяться в первую очередь на следующие принципиально важные с точки зрения ее адаптации к ускорению рыночных изменений сферы жизнедеятельности фирмы:

  1. Совершенствование технологии производства выпускаемой фирмой продукции, имея в виду следующие ее аспекты:

    1. экологичность производства самой продукции, а также всего спектра используемых материалов и комплектующих на всех этапах производственного передела;

    2. качество производимой продукции с точки зрения конечного потребителя, а не промежуточного продавца (это условие является критически важным для производителей продуктов питания), при этом требование обеспечения качества должно распространяться на систему доставки продукции потребителю и фактически выходить на уровень «пожизненной гарантии» соответствия качества поставленной ему продукции его потребностям;

    3. минимизация издержек потребителя в процессе приобретения, использования, модернизации и утилизации продукции фирмы, при этом проблема утилизации продукта должна быть в центре внимания с точки зрения и этичности экологически ориентированного потребления, и эффективности использования утилизируемой продукции.

  2. Совершенствование финансовой технологии (бизнес-технологии), нацеленное на максимально эффективное использование наличных финансовых, материальных, кадровых и иных ресурсов, включая привлечение эффективных сторонних ресурсов для повышения эффективности адаптационного процесса. Важнейшей задачей в этой сфере является создание финансовых механизмов, адекватных задачам повышения органичности фирмы и овладения органичной адаптацией, а именно:

    1. систем финансового обеспечения внутреннего предпринимательства сотрудников фирмы, обеспечивающих органичное использование внутри фирмы рыночных, а не административных методов бюджетирования, с нейтрализацией внутренних трансакционных издержек за счет системы оптимальных внутренних цен;

    2. систем эмиссии и организации обращения внутри фирмы внутрифирменных и персональных квазиденег, позволяющих обеспечить дальнейший рост эффективности использования ресурсов фирмы в целях эффективной ее адаптации к ускорению рыночных изменений;

    3. систем привлечения внешних ресурсов для решения адаптационных задач, требующих значительно большего объема средств, нежели тот, которым располагает фирма, использование в этих целях как рыночных, так и консолидационных механизмов различного типа.

  3. Совершенствование организационной (социальной) технологии, в первую тех ее составляющих, которые касаются повышения степени органичности корпоративной культуры фирмы:

    1. систем выявления истинного призвания действующих или потенциальных сотрудников фирмы, разработки и реализации эффективных мероприятий, направленных на предельно возможное использование бесконечного потенциала следования человека собственному призванию в интересах адаптации фирмы к ускорению рыночных изменений;

    2. проведение активного поиска по всему миру лиц, вставших на путь следования своему призванию и достигших на этом пути высокого уровня профессионализма и компетентности, создание аутсорсинговых или штатных возможностей для включения их в адаптационный процесс;

    3. совершенствование (с учетом фактора следования человека своему призванию) системы включения в процесс адаптации фирмы к ускорению рыночных изменений всего спектра стейкхолдеров фирмы, включая опосредованных, к примеру, партнеров поставщиков фирмы.

При этом задача овладения культурой управления сменой технологий естественным образом опирается на систему развивающихся стандартов как адаптационный базис фирмы и предполагает в целом решение следующих важнейших задач:

  1. Непрерывное выявление основных тенденций развития рынка на глобальном, национальном и локальном уровне, прогнозирование их динамики, оценка последствий их разворачивания для фирмы, разработка принципиальных решений по наиболее эффективной адаптации к ним.

  2. Анализ текущего уровня и тенденций развития системы международной стандартизации, выбор приоритетных стандартизационных предложений, являющихся актуальными с точки зрения адаптации к выявленным изменениям рынка, их внедрение.

  3. Модификация с учетом выявленных тенденций развития рынка и уточненной динамики стандартизационного процесса в фирме тактики и стратегии фирмы в сфере управления сменой технологий, принятие решений по конкретным технологическим изменениям, венчающим на данный конкретный момент адаптационную активность фирмы, их эффективное планирование, бюджетирование и реализация.

Разумеется, такого класса задачи вряд ли под силу даже крупной фирме, не говоря уже о фирме, принадлежащей к категории среднего или малого бизнеса. Поэтому единственным выходом здесь является консолидация в рамках органичного объединения фирм усилий и ресурсов предельно широкого круга фирм, заинтересованных в овладении культурой активной адаптации к ускорению рыночных изменений и коммерчески эффективном решении всего спектра сопутствующих проблем.

Как уже отмечалось, важнейшей тенденцией общественного развития является тенденция последовательного замещения принципа противодействия и конкуренции логикой взаимодействия и кооперации. Подобное изменение природы рыночного поведения неприемлемо для механичных фирм, ориентированных исключительно на финансовые результаты своей деятельности, но является вполне естественным для органичных фирм, которые решают проблемы создания условий для самоосуществления своих сотрудников и на основе этого достигают существенно более высоких результатов в сравнении с механичными фирмами, в том числе – и в коммерческой сфере. Соответственно институциональной формой такого объединения может стать ассоциация (союз) фирм (далее по тексту – союз фирм), решающая, в общем случае, следующие основные задачи:

  1. Разработка и постоянное совершенствование модели развития общества с вычленением в ее рамках ключевых тенденций общественного развития и разработкой предложений участникам союза фирм по адаптации к всему комплексу рыночных изменений. При этом горизонт прогнозирования общественных изменений, программирования и планирования адаптационных проектов должен быть не менее 25 лет.

  2. Создание эффективной системы проектирования процессов повышения уровня органического строения членов союза фирм, программирования и рейтингового оценивания успехов и неудач фирмы на пути ее преобразования из механичной в органичную.

  3. Поиск, отбор, гармонизация, доработка и внедрение стандарта корпоративного управления, опирающегося на самые передовые международные стандарты и рассматривающего процесс стандартизации в качестве «точки опоры» повышения адаптации фирмы к ускорению рыночных изменений.

  4. Создание условий для выхода членов союза фирм на международные финансовые рынки класса Global Custody, обеспечение надлежащего роста рейтингов кредитоспособности членов союза, содействие наращиванию ими своего репутационного капитала и получению доступа к эффективным финансовым ресурсам.

  5. Формирование рыночной инфраструктуры нового поколения, ориентированной на обеспечение прямого взаимодействия потребителя и производителя, как наиболее перспективного глобального рынка сбыта своей продукции, развитие в его рамках системы корпоративных потребительских университетов, логистических и информационных инфраструктур.

  6. Наращивание потенциала инновационного взаимодействия членов союзов фирм, овладение ими культурой управления сменой технологий, осуществляемого в интересах, за счет и по прямому поручению консолидированного потребителя.

  7. Образование системы финансовых фондов, ориентированных на эффективное использование средств фирм-производителей и потребителей производимой ими продукции, обеспечение их взаимодействия с существующими финансовыми институтами.

Важнейшей целью органичного союза фирм является формирование инфраструктуры производственной кооперации, ориентированной на оптимизацию и всестороннее совершенствование следующих процессов:

  1. Внедрение единых стандартов обеспечения качества продукции, поставляемых членами союза друг другу в качестве продукции производственного назначения.

  2. Распространение на всю глубину производственного передела оптимизационных моделей снижения издержек, опирающихся, в первую очередь, на оптимизационный потенциал прямого кредитования потребителем производства необходимой ему продукции, в том числе через механизмы давальческого сырья.

  3. Последовательное повышение эффективности системы логистических взаимосвязей, обслуживающих материальные потоки членов союза, объединение их с сегментами логистического обслуживания потребителя.

  4. Формирование единой культуры технологического проектирования, позволяющей обеспечить синхронную разработку и постановку на производство новой продукции, развитие соответствующей информационной инфраструктуры.

  5. Образование финансовой системы, ориентированной на надлежащее обеспечение финансовыми, материальными и иными ресурсами инновационной активности членов союза.

Важнейшей целью глобальной инфраструктуры производственной кооперации является последовательная оптимизация всех конструкторско-технологических и производственно-логистических факторов, влияющих на сбытовую эффективность фирмы и, соответственно, на ее стоимость. В условиях ускорения рыночных изменений эта инфраструктура приобретает особое значение, поскольку позволяет перейти к управлению сменой технологий в производственной сфере, поддерживаемому консолидированным потребителем, выступающим в качестве заказчика, инвестора и покупателя новой продукции. Но это налагает на участников производственного процесса весьма серьезные обязательства, связанные с обеспечением как качества производимой продукции, ее приемлемой для потребителя стоимости и надлежащего уровня обслуживания, так и скорости разработки, организации производства и поставки потребителю новой, необходимой ему продукции. Это означает, что члены союза синхронно должны решать следующие задачи:

  1. Определение важных для потребителя качеств новой продукции.

  2. Разработка этой продукции по всей глубине производственного передела, с согласованием технических, технологических и иных требований, предъявляемых ко всем участникам кооперации.

  3. Подготовка производственного процесса, решение соответствующих инвестиционных и сопряженных с ними задач, гармонизация логистических и иных потоков.

  4. Формирование инфраструктуры послепродажного обслуживания произведенной продукции, включая центры обучения, консультирования и поддержки потребителя (в режиме сквозной «пожизненной» гарантии), в том числе с использованием компенсационных решений в случае поставки потребителю брака.

  5. Подготовка персонала, обслуживающего процесс разработки, производства и поставки потребителю новой продукции, совершенствование соответствующих мотивационных систем, решение иных проблем, связанных с безусловным выполнением действующих стандартов союза для инновационных начинаний.

Подобный подход, направленный на всемерное повышение эффективности инновационного процесса, способен создать весьма серьезные конкурентные преимущества, но он не может быть реализован в отношении одной или нескольких фирм – он способен продемонстрировать наибольшую результативность на достаточно большом числе членов союза, представляющих различные страны, отрасли бизнеса и предпринимательские культуры.

Опора на инструменты собственности потребителя на средства производства позволяет впервые в истории обеспечить системный переход от инновационного «спотыкача», присущего траддиционной рыночной системе хозяйствования, в профицитному опережающему гармонизирующему финансированию «от Потребителя» инновационного процесса. Этот переход не просто решает проблему финансирования нововведений – он переводит человеческое общество на новую, более высокую орбиту социально-экономической эффективности.

Институциональная активность фирмы

Третьим важнейшим компонентом органичной адаптации фирмы после адаптационного базиса и инновационной межфирменной кооперации является институциональная активность фирмы, осуществляемая в рамках органичного союза фирм и направленная на преобразование всего комплекса рыночных инфраструктур в целях катализации процесса адаптации фирм к ускорению рыночных изменений.

В современных условиях институциональная инфраструктура, складывавшаяся в течение столетий, что называется, эволюционным путем, в полном объеме направлена на поддержание рыночных отношений, принципиально не отличающихся от тех, которые складывались еще в середине прошлого тысячелетия. Конечно же, тогда не было ни компьютеров, ни факсов, ни интернета, но уже тогда была связь производителя с потребителем через великое множество посредников, которые лично восполняли информационную и организационную недостаточность тех времен. Соответственно на базе рыночной инфраструктуры первого поколения сформировались целые институциональные комплексы, которые поддерживали системы оптовой и розничной торговли, оптового и розничного банковского обслуживания, консолидации и распределения инвестиционных ресурсов домашних хозяйств.

Институциональная инфраструктура нового поколения призвана решать совершенно иные задачи, хотя вполне может опираться в их решении на существующие институты и поддерживающую их инфраструктуру. В числе ключевых задач новой деловой инфраструктуры суть следующие:

  1. Формирование системы прямого взаимодействия потребителя и производителя в товарной, кредитной, инвестиционной, инновационной и поручительской сферах, которая поддерживала бы следующие институты:

    1. органичные фирмы-производители, настроенные на стратегически перспективное взаимодействие с потребителем в режиме ориентации на его интересы и обеспечение наилучших для потребителя соотношений «затраты-выгоды-ответственность-сервис-капитализация потребительских издержек»;

    2. специализированные фирмы, входящие в единую глобальную систему транспортно-распределительного обслуживания прямого взаимодействия потребителя и производителя;

    3. комплекс специализированных финансовых институтов, обслуживающих расчетные, кредитные, инвестиционные, инновационные и поручительские операции в ходе прямого взаимодействия потребителя и производителя.

  2. Создание системы потребительского экспертирования, сертифицирования и объемного декомпозируемого рейтингового оценивания, настроенной на предельно эффективную поддержку потребителя в процессе подготовки и принятия им всего спектра потребительских решений.

  3. Последовательное наращивание системы распределения рисков, связанных с прямых взаимодействием потребителя и производителя, включающей в себя, в том числе, институты взаимного страхования, взаимного резервирования и взаимного поручительства.

При этом следует иметь в виду, что данное институциональное преобразование носит всеобъемлющий характер, вследствие чего оно не может быть в достаточно короткие сроки осуществлено в процессе эволюции существующих институтов, подчиняющихся законам рыночного обмена. Это связано с тем, что традиционные рыночные институты, как правило, не настроены на осуществление вложений в инфраструктурные проекты глобального уровня, более того, они настолько зависимы от сохранения существующего положения, что даже перспективы сверхприбылей, характерные для таких преобразований, не способны преодолеть их консерватизм.

Именно поэтому перед российской экономической наукой и бизнесом стоит задача разработки и реализации онтологических, методологических и методических оснований подобного институционального преобразования, преобразования, способного более чем существенно повысить эффективность хозяйственной деятельности человека.

Большей частью институциональная теория посвящала и посвящает свои усилия тому, чтобы понять сущность феномена общественных институтов и объяснить их истинное значение. Но в современных условиях ускорения общественного развития, платформой которого во многом стала интернетизация всех сфер человеческой активности, главной задачей институциональной теории становится постижение закономерностей развития институциональной инфрасреды и создание условий для изменения ее парадигмы.

Инфраструктурные проекты, а проект преобразования рыночной инфраструктуры относится к их числу инфраструктурных проектов самого высокого уровня сложности, нуждаются в финансировании особого рода, обеспечиваемого, как правило, за счет государственных средств. В случае же модернизации рыночной инфраструктуры, носящей выраженный глобальный характер, проблема становится еще сложнее, поскольку реализация межгосударственных инфраструктурных проектов является, в силу понятных обстоятельств, весьма редким явлением. А когда речь идет не о транспортных коридорах или о чем-нибудь столь же материальном, когда речь идет о преобразовании символа рыночной экономики, собственно рынка, дело с государственным финансированием становится и вообще проблематичным. Традиционные инвестиционные, равно как и инновационные, источники также не могут быть здесь полезными, поскольку рыночная инфраструктура как объект инвестирования представляется для них химерой.

В этих условиях необходимо вести речь о создании органичного инновационного комплекса, способного взять на себя решение такого класса инфраструктурных и сопряженных с ними проблем. Речь идет о том, что создавать инфраструктуры и новые институты должна не бюрократия, не крупный капитал, а те, кто в них непосредственно заинтересован: фирмы-производители и консолидированный потребитель. Ведь именно они получат самые большие выгоды от реализации этих проектов: потребитель сократит свои издержки, получит нужное качество потребительских товаров и надлежащую ответственность фирмы-производителя, а фирма-производитель обеспечит себе как необходимые конкурентные преимущества, так и стабильный рынок сбыта собственной продукции.

Процесс утверждения новой институциональной рыночной платформы должен, естественно, опираться на специализированные институты, способные решать проблемы квалифицированного и органичного «наложения» на существующую институциональную инфрасреду элементов инфрасреды нового поколения, при этом особое внимание должно быть уделено решению следующих важнейших проблем:

  1. Обеспечение эффективного взаимодействия существующей институциональной инфрасреды с зарождающимися элементами инфрасреды нового поколения, использование потенциала действующей инфрасреды для приобретения новыми институтами нужной зрелости и социально-экономической эффективности.

  2. Тщательная проработка концепции утверждения новой институциональной инфрасреды, сочетающая в себе как описание институтов нового поколения, которые положат ей начало, так и программы их утверждения на глобальном рыночном пространстве. При этом новые институты должны, естественно, максимальным образом отвечать критерию исторической перспективности общественных институтов и быть вне конкуренции с точки зрения снижения трансакционных, транспортационных и адаптационных издержек производства и потребления выпускаемой заинтересованными фирмами продукции.

  3. Изначальная согласованность (на социогенетическом уровне) всех элементов новой инфрасреды между собою, их способность воспроизводить с любой точки социального пространства все остальные элементы и взращивать на своей основе целостные сегменты органичной институциональной инфрасреды. Решение этой задачи возможно исключительно на основе скрупулезного учета при проектировании институтов и институциональных комплексов нового поколения всего спектра тенденций общественного развития, которые и определяют направленность институционального преображения действительности.

Решение проблемы утверждения институциональной инфрасреды нового поколения может быть оптимальным образом достигнуто на основе эффективного взаимодействия консолидированного потребителя и объединенного производителя, совместно поддерживающих следующие основные институты, обеспечивающие в своей совокупности надлежащий старт глобального институционального преобразования:

  1. Система консолидации всего спектра потребительских пулов, идущая на смену традиционному рынку, выполняющему свои функции через институты фирм, осуществляющих деятельность по розничной продаже товаров и услуг, а также фирм, обслуживающих корпоративных потребителей. Новая институциональная платформа изначально ориентирована на прямое, минуя оптовое и розничное звено, взаимодействие потребителя и производителя и образуется через создание сети принципиально новых институтов консолидации потребительских пулов, создаваемых по территориальному, производственному и функциональному принципам. Главной особенностью этих консолидационных институтов является то, что они, с одной стороны, снижают до технологически возможного предела неопределенность ситуации потребителя, затем обеспечивают минимизацию его трансакционных и транспортационных издержек, наконец, берут на себя все проблемы, которые могут возникнуть в связи с низким качеством или высокой сложностью поставленной продукции. Важной характеристикой консолидационных институтов является их нацеленность на активную поддержку добросовестных производителей и создание условий для мультипликации их производственных умений и навыков, в том числе в рамках модифицированных институтов франчайзингового типа.

  2. Система корпоративных потребительских клубов, представляющих собою институты, поддерживающие предельно высокий уровень прямого взаимодействия потребителя и производителя в товарной, кредитной, инвестиционной, инновационной и поручительской сферах. Ключевой функцией этих институтов является разработка и реализация целевых мероприятий, направленных на комплексное повышение соответствия фирмы институциональному критерию исторической перспективности институтов. Собственно же потребительский клуб являет собою часть университетского комплекса нового поколения, позволяющего потребителю принимать правильные покупательские, кредитные, инвестиционные, инновационные и поручительские решения, обеспечивая тем самым прямое, а не через пресловутую «невидимую» и в современных условиях уже мало что видящую «руку рынка», управление производительными силами.

  3. Объединения фирм, ориентированных на повышение собственной органичности как средство обеспечения своей стратегической конкурентоспособности на глобальном рынке и готовых инвестировать создание институциональной инфрасреды нового поколения, способной обеспечить достижение этой конкурентоспособности.

Таким образом, в качестве действующих сил грядущего преобразования всей системы рыночных институтов призваны выступить не государственные институты, не крупный капитал, а консолидированный потребитель и объединенный производитель, к которым и переходит в современных условиях стратегическая инициатива по модернизации рыночного механизма, переставшего отвечать требованиям критерия исторической перспективности общественных институтов и подлежащего незамедлительному преобразованию. И ключевую роль в этом процессе должны сыграть фирмы-производители товаров и услуг, кооперация которых, ориентированная, прежде всего, на укрепление их рыночных позиций, и обеспечит целенаправленное преобразование всего комплекса рыночных институтов.

Ключевым интересом для консолидации фирмами-производителями своих ресурсов на цели формирования новой системы рыночных институтов является их способность к одновременному сокращению всех группы издержек производства и обращения, имеющие наибольший вес в формировании издержек потребления, а именно:

  1. Трансформационных издержек как издержек производства поставляемых потребителю товаров и услуг, а также связанных с ними управленческих издержек как внутренних для фирмы издержек подготовки, заключения и сопровождения внутрифирменных контрактов.

  2. Трансакционных издержек как издержек подготовки, заключения и полномасштабного сопровождения внешних контрактов.

  3. Транспортационных издержек как совокупных издержек обращения, включающих в себя издержки логистического (транспортно-распределительного) обслуживания, а также издержки информационного, организационного, финансового и иного обслуживания процесса передачи потребителю продукции фирмы.

Дело в том, что современный нам рынок начал складываться еще в середине прошлого тысячелетия и, в своей идеологии, дошел до нашего времени практически без изменений. Ибо сутью его так и осталась передача товара от производителя к потребителю, что называется, из рук в руки: от производителя через оптового продавца (возможно, не одного) к розничному продавцу, а уже от того – собственно к потребителю. При этом существенную цену приходилось уплачивать за обеспечение безопасности расчетов и поставки государству, банкам и специализированным фирмам, обеспечивающим снижение угрозы потери денег и товара. Ведь в те времена не было не то что бы интернета – даже факса и телефона, поэтому особое значение имели фирмы, представляющие собою не только передаточное звено в цепи движения товара, но и хранилище эксклюзивных знаний о надежности тех или иных потенциальных контрагентов. С соответствующими технологическими изменениями эта система дошла и до наших дней: производитель производит, оптовик закупает, затем перепродает другим оптовикам или розничному торговцу, а уже тот выкладывает товар на прилавок и ждет появления покупателя. Совершенствовались методы рекламы, в том числе в торговых помещениях, развивались утонченные сбытовые схемы прямых продаж и многоуровневого маркетинга, но суть от этого не менялась: транспортационные стыки на пути движения товара от производителя к потребителю были отнюдь не просто виртуальными, они требовали передачи товара в натуре, его приемки, разгрузки, размещения на хранение, хранения, консолидации для передачи другому контрагенту и т.п., вплоть до розничного продавца и конечного потребителя. Естественно, такие процедуры не добавляли качества ни одному продукту, тем более продукту питания, поэтому производитель был вынужден в ущерб интересам потребителя приспосабливать товар к интересам продавца, естественно, за счет потребителя. Особенно явно это видно на примере продовольственных товаров, которые ради сохранения товарного вида и относительной свежести подвергались консервации, стерилизации, пастеризации и другим технологическим процедурам, отнюдь не повышающим биологическую ценность продукта для организма потребителя. И все это за его счет.

Таким образом, сложившаяся рыночная инфраструктура не отвечает ни одному из требований институционального критерия исторической перспективности общественных институтов, которые суть повышение определенности ситуации потребителя, снижение его издержек и гуманизация (в нашем случае нацеленность на удовлетворение интересов потребителя) процесса рыночного взаимодействия. И связано это в части издержек потребителя с трансформационными, трансакционными и транспортационными издержками, существенно превышающими общественно необходимые издержки.

Предлагаемое в монографии преобразование институциональной инфраструктуры рынка в направлении обеспечения прямого взаимодействия потребителя и производителя может привести к весьма серьезным изменениям в ценовой ситуации на рынке, воздействуя на все три составляющие издержек фирмы и ее контрагентов, формирующих окончательную стоимость для потребителя поставленного товара. Рассмотрим влияние предложенного преобразования на каждую из составляющих цены товара для конечного потребителя.

Трансформационные издержки снижаются в части сокращения затрат на приобретение необходимых предприятию материалов, комплектующих и иных факторов производства за счет следующих решений, актуальных для любого потребителя, в том числе – фирмы как юридического лица, выполняющего производственную функцию:

  1. Снижение потребительских издержек в реузльтате исключения из контура взаимодействия всех лишних (не являющихся необходимыми) посредников, при этом повышается и определенность ситуации покупателя (исключается поставка контрафактной и фальсифицированной продукции, ужесточается контроль качества, улучшаются условия перевозки и т.п.). При этом исключение посредников здесь и далее рассматривается как весьма важный фактор снижения потребительских издержек в силу того, что каждый участвующий посредник требует оплаты следующих затрат, не являющихся необходимыми, но входящими в стандартный агентский гонорар:

    1. избыточная коммерческая прибыль, требующаяся агенту как для удовлетворения потребностей своих собственников и руководителей, так и для покрытия потерь, связанных с неэффективностью управления бизнесом фирмы-агента;

    2. избыточные доходы финансирующих и обслуживающих банков, аккумулирующиеся по мере их накопления на каждом логистическом и ином переделе;

    3. избыточные платежи в бюджеты, также накапливаемые каждым экономическим агентом по всей цепочке своих контрагентских отношений.

  2. Применение решений по консолидации потребительских пулов, позволяющих использовать потенциал оптовых, накопительных и иных скидок и дисконтных программ.

  3. Использование механизмов давальческого сырья, нацеленных на предельную глубину производственного передела, а также других оптимизирующих решений.

Трансакционные издержки снижаются за счет образования механизмов, направленных на преодоление неопределенности контрактных ситуаций как для потребителей, юридических и частных лиц, так и для производителей товаров и услуг, оборот которых поддерживается следующими компонентами органичной рыночной инфраструктуры:

  1. Система потребительского экспертирования, сертифицирования и объемного декомпозируемого рейтингового оценивания, решающая следующие важнейшие проблемы обеспечения надлежащей определенности ситуации потребителя:

    1. представление детальной информации о реальном качестве поставляемой продукции и ее соответствии всем существующим стандартам, нормам и требованиям, при этом все приводимые данные подтверждаются документально и приобретают предельно возможную публичность;

    2. представление детальной информации о технологии производства поставляемой продукции и ее соответствии существующим стандартам, в том числе в части используемого сырья, материалов и комплектующих;

    3. представление детальной информации о фактическом уровне ответственности фирмы-производителя перед потребителем за допущенные по ее вине нарушения контрактных обязательств, в том числе связанные с поставкой бракованной продукции;

    4. представление детальной информации о сотрудниках фирмы-производителя, от которых зависит качество и другие характеристики произведенной ими продукции, об их отношении к нуждам потребителей и вероятности недобросовестности в процессе производства;

    5. представление детальной информации о собственниках фирмы-производителя и ее руководителях, способных принимать решения, которые могут нанести ущерб потребителю, оценка вероятности их неприемлемого с точки зрения потребителя поведения.

  2. Система возвратного права, обеспечивающего во внесудебном порядке оперативное возмещение убытков, принесенных контрагентом потребителю его услуг.

  3. Система обеспечительных фондов взаимного страхования ответственности, связанной с выполнением контрактных обязательств, взаимного поручительства и взаимного резервирования, следящая за тем, чтобы обязательства подопечных этой системы всегда соответствовали их резервам.

Транспортационные издержки снижаются за счет оптимизации издержек потребителя, методы которой подробно рассмотрены выше, в разделе, посвященном сокращению трансформационных издержек, сочетающейся с заблаговременным созданием и постоянной поддержкой собственного корпоративного потребительского клуба, выполняющего следующие функции:

  1. Доведение до потребителя всей информации, характеризующей качество производимой фирмой продукции, создание условий для налаживания постоянного взаимодействия фирмы со своим потребителем как в сфере купли-продажи производимой фирмой продукции, так и в сфере разработки перспективных ее образцов, повышение потребительской квалификации собственно потребителей.

  2. Обеспечение наилучших условий сервисного и послепродажного обслуживания членов потребительского клуба, включая самые современные механизмы и методы защиты прав и интересов потребителя.

  3. Формирование эффективной системы консолидации потребительских пулов, создание соответствующего сегмента микрологистической системы, обеспечивающей, с одной стороны, наилучший сервис для потребителя, а с другой – предельно возможную минимизацию транспортационных издержек.

Предлагаемые решения представляют собою новый этап в развитии научно-практических подходов к совершенствованию системы цен, определяющих, в конечном счете, эффективность рыночного взаимодействия потребителя и производителя, этап, знаменующий собою переход рыночных инфраструктур от эволюционной, хаотической модели развития к модели трансформационной, модели целенаправленного преобразования всей совокупности рыночных институтов. И под силу освоение этого этапа окажется тем фирмам, что не только поймут значимость этой задачи, но и сумеют овладеть нормативным подходом к корпоративному управлению, в полной мере подходящим для обеспечения конкурентоспособности фирмы в условиях ускорения общественного развития.

Особое значение в процессе создания новой рыночной инфраструктуры является развитие корпоративных потребительских университетов, через которые и будет осуществляться процесс преобразования существующих рыночных инфраструктур. Подобная роль этих потребительских институтов связана с тем, что основой эффективного рынка нового поколения является система консолидации покупательских, кредитных, инвестиционных, инновационных, поручительских и иных пулов консолидированного потребителя. Соответственно содействие становлению этой системы через всемерную поддержку корпоративных потребительских университетов является ключевой функцией союза фирм. Собственно же корпоративный потребительский университет, опирающийся, в том числе, на развивающуюся сеть потребительских клубов, ориентирован на решение следующих основных проблем:

  1. Повышение потребительской компетентности покупателей продукции фирмы, включающее в себя полноценное «постижение» фирмы как стратегического партнера конкретного потребителя в части его интереса к производимой фирмой продукции.

  2. Формирование в рамках университета покупательских и кредитных пулов членов университета, обеспечение для них наилучших соотношений «затраты-качество-сервис», овладение принципами «пожизненной гарантии и апгрейда» продукции фирмы.

  3. Разработка и реализация мероприятий, направленных на безусловное исключение поставки членам клуба под маркой фирмы фальсифицированной продукции, а также продукции ненадлежащего качества.

  4. Поиск перспективных решений, связанных с улучшением качества производимой фирмой продукции, снижением ее себестоимости, внедрением новейших технологий и разработок, позволяющих потребителю более полно удовлетворить свои потребности.

  5. Совершенствование (совместно с другими фирмами) логистической (в широком смысле этого слова) системы прямого взаимодействия потребителя и производителя, обеспечение наилучшего соотношения «затраты-выгоды» в процессе ее использования.

Подобная активность фирмы по отношению к своему потребителю, демонстрирующая на практике ее готовность к действию в интересах потребителя, а не промежуточного торгового или иного посредника, и является важнейшим условием как текущего коммерческого успеха фирмы, так и устойчивого повышения ее стратегической конкурентоспособности. И именно она лежит в центре стратегии фирмы, направленной на устойчивое снижение адаптационных издержек, которые имеют все шансы стать серьезной головной болью для менеджеров и собственников фирм, не подготовившихся заранее к ускорению рыночных перемен.

Более того, построение новой институциональной системы по принципу «от Потребителя» знаменует самое решительное преобразование системы рыночного обмена с момента появления товарообменных отношений. Исключение из контура взаимодействия между потребителем и производителем всех не являющихся необходимыми коммерческих, банковских и бюрократических звеньев, осуществляемое по инициативе потребителя, является тем самым шагом, который жизненно важен сегодня для хозяйственной сферы человечества, превратившейся ныне из части решения в часть проблемы.

Заключение

Современная российская и зарубежная экономическая наука неоправданно мало внимания уделяет последствиям для деловой активности фирм, вызываемых ускорением рыночных изменений, которое уже сегодня оказывает серьезное влияние на эффективность деловой активности фирмы. Теоретическое осмысление этих последствий и содержания собственно процесса ускорения рыночных перемен самым существенным образом затрагивает практически все разделы экономической науки, равно как и другие общественные науки, но особое значение оно имеет для политической экономии, макроэкономики и микроэкономики, в особенности теории фирмы, а также институциональной и эволюционной экономической теории. Это значение связано с тем, что содержание и характер ускорения рыночных изменений определяют глобальные тенденции развития человечества, которые самым решительным образом изменяют самые глубинные основания экономической действительности, рассматриваемой зачастую в качестве не подверженной серьезным трансформациям. Речь здесь идет, в первую очередь, о следующих основных институтах хозяйственной жизни:

  1. Глобальный рынок, который претерпевает самые кардинальные в своей истории изменения, связанные с тем, что развитие интернета, консолидация потребителя и переход к прямому управлению производительными силами с его стороны делают излишней сложившуюся тысячелетиями экстенсивную структуру рынка, при которой связь между потребителем и производителем поддерживается совершенно излишним числом неэффективных посредников. Эти посредники не только снижают определенность ситуации взаимодействия между потребителем и производителем, поскольку всякое дополнительное звено эту определенность уменьшает, но и наращивают издержки обращения, которые могут составлять в конечной цене товара до 90 и более процентов. Соответственно рынок прямого взаимодействия потребителя и производителя уже не будет нуждаться ни в оптовом, ни, по большей части, в розничном звене, сузится поле деятельности и для банковских институтов, и для органов бюрократического регулирования, самым решительным образом изменится структура занятости населения, произойдут иные важные изменения. И если содержание этого процесса не будет своевременно осмыслено экономической наукой, то издержки перехода к новым рыночным реалиям могут стать непомерно высокими. В том числе речь здесь идет и о социальных издержках, которые могут превысить издержки, связанные с переходом Российской Федерации на рельсы рыночной экономики.

  2. Подобная интенсификация глобального рынка, уход его от сложившейся многозвенной модели опосредования связи между потребителем и производителем приведет к весьма серьезному институциональному преобразованию всего спектра глобальных инфраструктур, поддерживающих существующий рыночный оборот. Масштабы этого рыночного преображения могут превзойти самые смелые ожидания, поскольку демонтажу и своего рода переформатированию подлежит практически вся экономическая инфраструктура, включающая в себя и торговые, и финансовые, и консалтинговые институты, и многие другие институты, вне которых мы сегодня не представляем себе нормальной хозяйственной жизни человечества. Более того, можно прогнозировать появление принципиально новой индустрии, настроенной на обеспечение интересов потребителя, а не продавца, и, соответственно, значительно более эффективной и экономичной.

  3. Наконец, изменение природы фирмы, причем изменение это коснется не только сути фирмы как одного из ключевых рыночных институтов, но и всех аспектов ее построения. Эти изменения будут настолько серьезными, что вполне можно говорить о появлении принципиально новой формы поддержания эффективности коллективного труда, формы, в основе которой лежит самоосуществление (самопознание, саморазвитие и самореализация) человека, интернет-коммуникация между сотрудниками и развитая система финансового обеспечения. Весьма существенным изменением природы фирмы станет ее ориентация на конечного потребителя, а не на промежуточного продавца. Именно эти обстоятельства, с одной стороны, принудят фирму к переходу от преследования цели получения операционной прибыли к цели служения потребителю, а с другой – создадут для этого необходимые предпосылки через самоосуществление своих сотрудников, позволяющее самым серьезным образом повысить социально-экономический потенциал и дееспособность фирмы.

Эти изменения внесут существенные изменения в деловое окружение любой фирмы и трансформируют систему факторов, влияющих на ее конкурентоспособность. Что отразится на капиталовложениях многих миллионов инвесторов. Причем, как это всегда бывает в инвестиционном деле, для одних инвесторов это будет означать стремительное обогащение, если принадлежащие им фирмы сумеют точно просчитать основные тенденции развития человечества и учесть их в своей деловой стратегии. Для других инвесторов, чьи фирмы окажутся не столь проницательными, это будет означать потерю инвестиций. А для экономической науки необходимо сделать все, чтобы максимальное число специалистов и практиков обратили внимание на нарастающее значение глобальных процессов для наращивания конкурентоспособности фирмы.

Как было показано в монографии, процесс адаптации фирмы к условиям ускорения рыночных изменений не может быть закономерно и обоснованно успешным, если он не учитывает на процедурно-технологическом уровне ключевые тенденции рыночных перемен, способные повлиять на эффективность фирмы. Также не может быть успешным адаптационный процесс и в том случае, если она не «подстраивает» под себя, под свои нужды свое деловое окружение. Причем делать это фирма должна не в одиночку, на свой страх и риск, а системно, в широкой целеустремленной кооперации, специальным образом организованной для наилучшего использования энергетики этих глобальных изменений. Наконец, фирма не сможет добиться устойчивых результатов в деле обеспечения своей адаптации к ускорению рыночных изменений, если она не сумеет овладеть принципиально новой культурой предпринимательского поведения в меняющихся условиях, культурой, строго соответствующей характеру и содержанию этих изменений. Ответам на вопросы, что и как должна делать фирма, чтобы обеспечить в условиях ускорения рыночных изменений надлежащее соответствие ожиданиям своих стейкхолдеров, и посвящена в своей реализационной части монографии, в рамках которой были получены следующие практически значимые выводы:

  1. Устойчивое и закономерное наращивание адаптационного потенциала фирмы и ее конкурентоспособности в условиях ускорения рыночных изменений невозможно без технологически и процедурно обеспеченного учета в ее деловой активности всего спектра глобальных тенденций общественного развития, способных повлиять на результаты ее деловой активности.

  2. Ускоряющееся усложнение предпринимательской ситуации фирмы, вызываемое ускорением рыночных изменений, предопределяет необходимость широкой кооперации фирмы с другими предпринимательскими структурами в целях надлежащей адаптации фирмы меняющимся условиям.

  3. Изменение рыночных условий, в которых осуществляет свою предпринимательскую деятельность фирма, порождает необходимость организационного выделения в ее рамках специализированных внутренних институтов, отслеживающих содержание изменений делового окружения фирмы и разрабатывающих программы эффективной адаптации к ним, при этом и создаваемые институты, и в целом фирма должны строиться на органичных основаниях.

  4. Оптимальной формой объединения усилий фирм, нацеленных на надлежащую адаптацию к ускорению рыночных изменений, является органичное объединение фирм, представляющее собою союз фирм, стремящихся к повышению уровня своего органичного строения, союз, концентрирующий свои усилия на решении в интересах своих участников следующих основных проблем:

    1. постоянное совершенствование представлений о характере происходящих и прогнозируемых рыночных изменений, их возможном влиянии на эффективность членов союза и программах мероприятий, направленных на уменьшение возможного ущерба и повышение возможных выгод в связи с происходящими рыночными изменениями;

    2. разработка с опорой на ведущие международные стандарты программ повышения эффективности управления фирмами, входящими в союз;

    3. развитие межфирменной кооперации, разработка и реализация инфраструктурных, целевых и функциональных программ, направленных на формирование новых рыночных институтов, финансовых систем и индустриальных построений, обеспечивающих в своей совокупности необходимые и достаточные условия для адаптации фирм к рыночным изменениям.

  5. Самостоятельной задачей союза фирм является разработка и совершенствование системы представлений о содержании рыночных изменений, интегрирующей в себя все известные и специально разработанные качественные и количественные модели развития рынка, целью которой является решение следующих важнейших проблем:

    1. формирование согласованного и обоснованного мировидения, позволяющего создать надлежащую базу для взаимодействия членов союза, представляющих разные культуры, разные сферы деятельности и разные весовые категории предпринимательской активности;

    2. образование и совершенствование языка и поддерживающих его информационных решений, позволяющих членам союза оперативно реагировать на новые тенденции в развитии рынка и обеспечивать наивысший уровень адаптации к этим изменениям;

    3. наращивание потенциала сквозного кооперационного проектирования, программирования и производства новой продукции, изготавливаемой членами союза в интересах консолидированного потребителя в режиме наилучшего соотношения «затраты – качество – сервис».

  6. Важнейшим направлением активности союза является полномасштабное преобразование в интересах повышения их стоимости системы потребления их продукции, повышение культуры потребителей и формирование сети потребительских клубов (потребительских корпоративных университетов), рассматриваемых в качестве потенциальных покупателей, кредиторов, инвесторов и поручителей компаний, клубов, обеспечивающих для фирмы наилучшие условия устойчивого роста стоимости в стратегической перспективе.

  7. Организованная таким образом активность членов союза, принявших на вооружение концепцию органичной адаптации фирмы к ускорению рыночных изменений, обеспечивает для них возможности уверенной победы в глобальной конкурентной борьбе, наилучшего соответствия реальным интересам потребителей их продукции и создания на этой основе условий для устойчивого и закономерного роста их стратегической эффективности.

Точное следование полученным в процессе работы над монографией выводам необходимо приводит к утверждению новой институциональной рыночной платформы, ориентированной на обеспечение надлежащего снижения трансформационных, трансакционных и транспортационных издержек в условиях ускорения рыночных изменений. В монографии представлена принципиальная структура и программа формирование институционального комплекса, способного обеспечить надлежащую адаптацию к этим изменениям и рост конкурентоспособности фирм, ориентированных на повышение уровня органичности своего строения.

Эта программа, нуждающаяся в теоретическом осмыслении и в выработке соответствующих научных рекомендаций, без которых она может столкнуться с необоснованными издержками, предъявляет совершенно новые требования к экономической науке в целом и к теории фирмы в частности. К сожалению, в современных условиях эти научные дисциплины могут оказаться в состоянии определенной неготовности к решению этих задач. И главным препятствием на этом пути является механичный подход, лежащий в той или иной мере в основании абсолютного большинства экономических наук и научных концепций.

Рассмотрение человека сквозь призму удобства для формалистических моделей исследования экономики создает серьезные возможности для развития все более и более изощренных методов исследования и получения впечатляющих результатов. В то же время реальные процессы, протекающие в общественной жизни и определяющие судьбу человечества, в том числе и как биологического вида, не поддаются формализации и по этой причине остаются на периферии научного внимания.

Преодолеть эти противоречия между логикой научного формализованного познания и требованиями жизни призвана органичная концепция фирмы, открывающая горизонты нового, более эффективного мировидения. И эти горизонты связаны с рассмотрением фирмы, равно как и всех иных институтов, через их естественное предназначение создавать наилучшие условия для следования каждого из своих сотрудников собственному призванию.

Подобный переход от механичной модели административного принуждения или экономического понуждения сотрудников фирмы к нужному для ее руководства поведению к органичной модели обеспечивающего управления позволяет не только решить существенную часть проблем, с которыми сегодня сталкивается фирма (в том числе проблем мотивации персонала в условиях его отлынивания, оппортунизма, «пассажиризма» и т.п.), но и создать возможности для принципиально нового прочтения роли фирмы в общественном развитии. А именно:

  1. Фирма как идеальная клубная среда для самоосуществления ее сотрудников, обеспечивающая принципиально новый уровень своей эффективности в результате использования энергии следования сотрудников своему призванию.

  2. Фирма как распределенный университет, поддерживающий новейшие технологии образовательно-деловой активности своих сотрудников.

  3. Фирма как когнитивный аккумулятор, позволяющий наилучшим образом производить знания, осуществлять их гармонизацию, хранение и последующее развитие.

  4. Фирма как глобальный инноватор, обеспечивающий овладение в масштабе всего общества управлением сменой всего комплекса технологий, влияющих на ее адаптацию к рыночным переменам.

  5. Наконец, фирма как институциональный преобразователь, принимающий на себя ответственность на утверждение (в кооперации, поддерживаемой союзом фирм) новой системы рыночных институтов, ориентированных на поддержку прямого взаимодействия потребителя и производителя.

Новые роли фирмы, отвечающие требованиям как для сегодняшнего, так и, что особенно важно, дня завтрашнего и послезавтрашнего, создают необходимые перспективы ее существованию, но в серьезно модифицированном виде. Который в самом общем виде можно определить как переход от механичного строения фирмы, опирающейся на воззрение на человека как на объект манипуляции, к органичному строению фирмы, рассматривающей в качестве важнейшего потенциала собственного развития потенциал следования сотрудников своему призванию.

Этот переход приобретает особое значение в условиях утверждения нового типа собственности на средства производства, утверждение которого можно уверенно прогнозировать уже в ближайшие десятилетия. Речь идет о собственности потребителя на средства производства, что приведет к самому кардинальному в истории человечества преобразованию его базисных институтов, как государственных, так и рыночных, равно как и всех иных институтов. Этот переход подчиняется критерию исторической перспективности общественных институтов и обусловлен тем, что институт собственности потребителя на средства производства более чем существенно превосходит по своей социально-экономической эффективности и собственность бюрократии на средства производства, и собственность бизнеса. Поскольку только собственность потребителя на средства производства способна обеспечить одновременное улучшение качества потребления, снижение его стоимости для потребителя, повышение уровня обслуживания, обеспечение надлежащей ответственности производителя и капитализацию потребительских издержек. Последнее положение следует признать особенно важным, поскольку процесс капитализации потребительских затрат обеспечивает каждого потребителя «кормящей» собственностью, обеспечивает его независимость от внешних источников дохода и формирует реальный фундамент его образовательно-делового инновационного самоосуществления. Утверждение института собственности потребителя на средства производства как доминирующего (в силу своей более высокой эффективности) приводит к формированию принципиально новой инфрасреды прямого, минуя оптовое и розничное звено, взаимодействия потребителя и производителя в товарной, кредитной, инвестиционной, инновационной, поручительской и иных сферах. Это взаимодействие впервые в истории человечества открывает путь от инновационного «спотыкача», как бы специально придуманного для обеспечения стагнации человечества в решении наиболее существенных своих проблем, к опережающему и профицитному инновационному фондотоку, в том числе в сфере институциональных преобразований рынка. К чему и должна быть полностью готова адаптивная фирма, ориентированная на безусловную победу в глобальной конкурентной борьбе и использование в этих целях энергетики прогрессирующей нелинейности развития человеческого общества и продуцируемых ею ускоряющихся рыночных изменений. Тем более что не за горами серьезные изменения цивилизационного характера, которые добавят к задачам решения трансформационных, трансакционных, транспортационных и адаптационных проблем, равно как и снижения соответствующих издержек, еще и задачи адаптации к цивилизационным преобразованиям, влекущим за собою совершенно новую категорию адаптационных издержек, цивилизационные издержки. Но это – тема уже другого исследования.

1 Maddison A. The World Economy: Historical Statistics. OECD, 2003. P. 260


2 Харт О. Неполные контракты и теория фирмы. Природа фирмы. М., Дело, 2001, с.206 - 236

3 Махлуп Ф. Теория фирмы. Экономическая школа, СПб., 1999. (Вехи экономической мысли; Вып. 2), с.73-93

4 Уинтер С. Теория Коуза и проблема компетентности. Природа фирмы. М., Дело, 2001, с.268-293

5 Микроэкономика. Теория и российская практика. Учебник. М., КНОРУС, 2007

6 Уинтер С. Указ. соч.

7 Коуз Р. Фирма, рынок и право. М., 1993

8 Уинтер С. Указ. соч .

9 Демсец Х. Еще раз о теории фирмы. Природа фирмы. М., Дело, 2001, с.237 - 267

10 Уильямсон О. Фирмы и рынки. Современная экономическая мысль. Серия: "Экономическая мысль Запада". / Ред.: Афанасьева В.С. и Энтова Р.М./ - М., "Прогресс", 1981, с.271-297

11 Уильямсон О. Фирмы и рынки. Современная экономическая мысль. Серия: "Экономическая мысль Запада". / Ред.: Афанасьева В.С. и Энтова Р.М./ - М., "Прогресс", 1981, с.271-297

12 Розен Ш. Трансакционные издержки и внутренние рынки труда. Природа фирмы. М., Дело, 2001, с.112-134

13 Демсец Х. Еще раз о теории фирмы. Природа фирмы. М., Дело, 2001, с.237 - 267

14 Там же

15 Коуз Р. Нобелевская лекция «Институциональная структура производства». Природа фирмы. М., Дело, 2001, с.340-351

16 Уильямсон О.И. Логика экономической организации. Природа фирмы. М., Дело, 2001, с. 135-174

17 Коуз Р. Нобелевская лекция «Институциональная структура производства». Природа фирмы. М., Дело, 2001, с.340-351

18 Розен Ш. Трансакционные издержки и внутренние рынки труда. Природа фирмы. М., Дело, 2001, с.112-134

19 Шаститко А.Е. Модели человека в экономической теории. М., Инфра-М., 2006

20 Коуз Р. Нобелевская лекция «Институциональная структура производства». Природа фирмы. М., Дело, 2001, с.340-351.

21 Там же

22 Коуз Р. «Природа фирмы»: истолкование. Природа фирмы. М., Дело, 2001, с.74-91

23 Коуз Р. Нобелевская лекция «Институциональная структура производства». Природа фирмы. М., Дело, 2001, с.340-351

24 Там же

25 Демсец Х. Еще раз о теории фирмы. Природа фирмы. М., Дело, 2001, с.237 - 267

26 Демсец Х. Еще раз о теории фирмы. Природа фирмы. М., Дело, 2001, с.237 - 267

27 Там же

28 Там же

29 Там же

30 Там же

31 Там же

32 Уильямсон О.И. Логика экономической организации. Природа фирмы. М., Дело, 2001, с. 135-174

33 Там же

34 Там же

35 Маршалл А. Принципы экономической науки. В 3 т. Т.1, М., Прогресс, 1993, с.29

36 Там же, с.347

37 Фосс Н., Ландо Х. и Томсен С. Теория фирмы. http://economics. boom.ru/Referat/firm.htm, 17 марта 2007 г.

38 Розанова Н.М. Эволюция взглядов на природу фирмы в западной экономической науке. http://economics.boom.ru/Rozanova/firm.htm, 17 марта 2007 г.

39 Нельсон Р., Уинтер С. Эволюционная теория экономических изменений. М., 2000

40 Сорос Дж. Кризис мирового капитализма. М., Инфра-М, 1999, с.3-31

41 Грамота.Ру. http://dic.gramota.ru/, 17 марта 2007 г.

42 Уильямсон О.И. Экономические институты капитализма. СПб, Лениздат – CEV Press, 1996, с.43

43 Там же

44 Тоффлер А. Адаптивная корпорация. // Новая индустриальная волна на Западе. Антология. М.:ACADEMIA, 1999г.- с.448-465

Тоффлер Э. Третья волна. М.: ООО "Фирма "Издательство ACT", 1999

Тоффлер Э. Шок будущего. М.: ООО «Изда­тельство ACT», 2002

45 Кастельс М. Становление общества сетевых структур // Новая по­стиндустриальная волна на Западе. Антология (Под ред. В.Л.Иноземцева) M., Academia, 1999, с.494 – 505

46 Иноземцев В.Л. Творческие начала современной корпорации. // Мировая экономика и международные отношения. 1997. № 11. С. 18-30

47 Иноземцев В.Л. Творческие начала современной корпорации. // Мировая экономика и международные отношения. 1997. № 11. С. 18-30

48 Тоффлер А. Адаптивная корпорация. // Новая индустриальная волна на Западе. Антология. М.: ACADEMIA, 1999г.- с.448-465

49 Тоффлер А. Адаптивная корпорация. // Новая индустриальная волна на Западе. Антология. М.: ACADEMIA, 1999г.- с.448-465

50 Моргунов Е.Б. Психологизация организаций: адаптивность, обучаемость, креативность... Что на очереди?  Управление персоналом. Январь 2001.  № 4

51 С.Бир. Мозг фирмы. М.: URSS, Едиториал, УРСС, 2005, с.12

52 С.Бир. Мозг фирмы. М.: URSS, Едиториал, УРСС, 2005, с.14-15

53 Тоффлер Э. Третья волна. М.: ООО "Фирма "Издательство ACT", 1999, с.21-22

54 Тоффлер Э. Шок будущего. М.: ООО «Изда­тельство ACT», 2002, с.25

55 Тоффлер Э. Шок будущего. М.: ООО «Изда­тельство ACT», 2002, с.25-44

56 The Expanding Digital Universe. A Forecast of Worldwide Information Growth Through 2010. March 2007. An IDC White Paper – sponsored by EMC

57 IBM Новости – 2007-02-15 IBM расширяет инициативу Information on Demand. http://www.ibm.com/news/ru/ru/2007/02/1302/html, 17 марта 2007 г.

58 Назарбаев А. От данных – к информации. Корпоративные системы, 6 октября 2006 года, № 18 (150)

59 Карачаровский В. Мировой ИТ-рынок прирастает ПО, а российский – услугами. http://www.cnews.ru/reviews/free/2006/articles/infect.shtml, 17 марта 2007 г.

60 Бард А., Зодерквист Я. Netократия. Новая правящая элита и жизнь после капитализма. Стокгольмская школа экономики в Санкт-Петербурге, 2004 г.

61 Сорос Дж. Кризис мирового капитализма. М., Инфра-М, 1999, с.3-31

62 Найт Ф. Риск, неопределенность и прибыль. М., Дело, 2003, с.57

63Там же, с.30

64 Найт Ф. Риск, неопределенность и прибыль. М., Дело, 2003, с 225-226

65 Найт Ф. Понятие риска и неопределенности. THESIS, 1994, Вып.5, с.12-28

66 Найт Ф. Понятие риска и неопределенности. THESIS, 1994, Вып.5, с.12-28

67 Найт Ф. Риск, неопределенность и прибыль. М., Дело, 2003, с.30

68 Луман Н. Понятие риска. THESIS, 1994, Вып.5, с.135-160

69 Тоффлер Э. Третья волна. М.: ООО "Фирма "Издательство ACT", 1999, с.42-43

70 The Expanding Digital Universe. A Forecast of Worldwide Information Growth Through 2010. March 2007. An IDC White Paper – sponsored by EMC

71 Попов Н. И дать, и взять. Коррупция в России неистребима, как холода и бездорожье. Новое время, № 33, 21.08.2005 г.

72 В.С.Катькало. Исходные концепции стратегического управления и их современная оценка. Российский журнал менеджмента. №1, 2003 , с. 7-30

73 Норт Д. Институты, институциональные изменения и функционирование экономики. М., Начала, 1997, с.17-20

74 Там же, с.21

75 Норт Д. Институты, институциональные изменения и функционирование экономики. М., Начала, 1997, с.5

76 Овчинников В.В. Путь к совершенству мирового рынка ценных бумаг. М., КомпьюЛог, 1998